0

Фавориты террора Первеза Мушаррафа

После опрометчивого отстранения от должности председателя Верховного Суда Пакистана, которое вызвало вспышку негодования и общественных протестов, президент, генерал Первез Мушарраф, теперь может собрать вокруг себя исламских фанатиков, чтобы создать хаос в столице страны - Исламабаде. Многие подозревают, что планируемое кровопролитие, которое приведет к вмешательству армии и объявлению чрезвычайного положения в стране, может послужить предлогом для переноса выборов в октябре 2007 года. Это помогло бы продлить режим диктаторского правления Мушаррафа на восьмой год, а, возможно, и намного дольше.

Такая извращенная стратегия кажется почти невероятной. Мушарраф, которого Джордж Буш называет своим «приятелем» и поддерживает его «просвещенную умеренную» версию ислама, как знак чести носит два покушения на свою жизнь религиозными экстремистами. Но его тайное доверие Талибану – в игре с которым его уже несколько лет обвиняют – усиливается по мере ослабления его власти.

Признаки проектируемого правительством хаоса имеются в большом количестве. В центре Исламабада группы бдительности от финансируемой правительством Лал Масджид (Красной Мечети) бродят по улицам и базарам, требуют соблюдения исламской этики и терроризируют граждан, и все это на глазах у полиции. Не скрывая свои симпатии к Талибану и племенным бойцам, борющимся с пакистанской армией, два брата имама, Маулана Абдул Азиз и Маулана Абдур Рашид Гази, которые возглавляют Лал Масджид, сплотили вокруг себя костяк запрещенных воинствующих организаций. Среди них и Джаиш-э-Мухаммад, которая, как полагают, является пионером в использовании смертников в террористических актах.

Имамы открыто бросают вызов государству. С 21 января вооруженные дубинками, одетые в паранджу студентки женского исламского университета Джамия Хафса, расположенного рядом с Лал Масджид, насильственно заняли правительственное здание - детскую библиотеку. В одном из своих многочисленных нападений за пределами семинарии эта бригада, одетая в паранджи, напала на дом, который, по их заявлениям, являлся борделем и похитили из него трех женщин и ребенка.