Pavel Sheremet Vitaliy Holovin/Getty Images

Свободы украинской прессы в опасности

НЬЮ-ЙОРК – 20 июля 2016 года Павел Шеремет, известный журналист, родившийся в Белоруссии, ехал на работу в студию «Радио Вести» в Киеве, когда его «Субару» взорвалась на оживлённом перекрёстке. Вздрогнули окна в соседних домах, вспорхнули в воздух птицы. 44-хлетний Шеремет умер практически мгновенно. Прокуратура Украины сразу подтвердила, что причиной взрыва стала бомба. Но прошёл год, а убийство Шеремета остаётся нераскрытым.

Если бы это был просто взрыв автомобиля, моя организация, «Комитет защиты журналистов» (сокращённо CPJ), не стала бы тратить год на изучение этого дела и требовать от украинских властей полноценного расследования. Но дело в том, что Шеремет был стойким защитником принципов прозрачности и демократии, работая журналистом сначала в своей родной Белоруссии, затем в России, а в последнее время – в Украине. До тех пор пока его убийство не раскрыто, правда, которую он искал всю свою жизнь, будет скрыта от его соотечественников в его смерти.

Убийство – это финальная форма цензуры в СМИ. Когда журналистов убивают, они начинают подвергать себя самоцензуре. И если страна, а особенно такая страна, как Украина, которая стремится вступить в Евросоюз, не способна привлечь убийц к правосудию, тогда её заявления о приверженности принципам демократии и верховенства закона превращаются в пустой звук.

To continue reading, please log in or enter your email address.

To access our archive, please log in or register now and read two articles from our archive every month for free. For unlimited access to our archive, as well as to the unrivaled analysis of PS On Point, subscribe now.

required

By proceeding, you agree to our Terms of Service and Privacy Policy, which describes the personal data we collect and how we use it.

Log in

http://prosyn.org/G6lVnaz/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.