Пенсионная реформа назрела

Что странам Евросоюза делать с проблемой пенсий, изводящей их экономику? Ожидаемая сумма затрат на выплату уже обещанных пенсий достигла пугающих размеров. Принимая во внимание старение населения Европы и прогнозы постоянного увеличения продолжительности жизни, можно ожидать, что доля национального валового дохода, выделяемая на пенсии, к 2030 году увеличится вдвое. Существует три способа решения этой проблемы (которые можно использовать как по отдельности, так и в сочетании друг с другом). Страны Евросоюза могут заставить работающее население оплачивать возрастающие затраты на обеспечение пенсий с помощью повышения налогов или выплат на социальное страхование, они также могут снизить относительную покупательную способность гарантированного пенсионного минимума, или же увеличить долю работающего населения по отношению к неработающему за счёт повышения пенсионного возраста и/или увеличения квот иммиграции. Ни одной из этих мер самой по себе не достаточно, применение каждой из них создаёт свои собственные проблемы. Например, поощрение дополнительной иммиграции вызвало бы серьёзные политические волнения и подняло бы ряд вопросов морального плана. Скажем, оправдано ли это: разрешать иностранцам въезд в страны Евросоюза только для того, чтобы собранные с них налоги можно было использовать для финансового обеспечения выплаты пенсий гражданам Евросоюза? Поэтому Европа стоит перед неизбежным выбором: на кого возложить основное бремя по устранению последствий радикального демографического сдвига - на работающую или на неработающую часть населения? (Эти последствия необходимо устранить, чтобы не позволить затратам на пенсии свести на нет экономический рост). Здесь может оказаться полезной некоторая историческая информация по относительному положению двух этих групп населения. В 1950 году средний возраст выхода на пенсию составлял 67 лет для мужчин и 66 лет для женщин. В 1995 году мужчины выходили на пенсию в среднем в 61 год, а женщины – в 58 лет. За тот же период средняя продолжительность жизни увеличилась на 11 лет. Несмотря на то, что продолжительность пенсионного периода жизни людей увеличилась, уровень жизни пенсионеров заметно повысился. Есть ли вероятность того, что в период с настоящего времени до 2040 года (когда на каждого пенсионера будет приходиться двое работающих – а не четверо, как сейчас) произойдёт столь же значительное повышение уровня жизни? Нет, поскольку социальная солидарность сейчас не та, что раньше. После второй мировой войны пенсии были очень низкими и отчисления на них были не очень обременительны для работающих. Затем наблюдался экономический рост и работающие добровольно соглашались с постоянным увеличением налогов для финансирования пенсионной системы. Сегодня во всех странах Евросоюза средний размер пенсии намного выше, и в некоторых случаях, как, например, во Франции, она превышает зарплату многих работающих. Возрастание размера выплат в пенсионный фонд, в сочетании с постоянным увеличением налогов и отчислений на социальное страхование, привело к нежеланию работающих вносить больший вклад в содержание пенсионеров. Это сопротивление сделало актуальным вопрос о том, чтобы позволить рынкам капитала играть определённую роль в финансировании пенсионных систем стран Европы. В будущем развитие системы капитализированных пенсий в Европе неизбежно, поскольку личные пенсионные сбережения могут обеспечить людям защиту перед лицом снижения уровня гарантированных пенсий. Возрастающая популярность личных пенсионных сбережений может также способствовать увеличению эффективности финансовых рынков Европы; отсутствием таких сбережений в настоящий момент частично объясняется более медленное экономическое развитие и более высокий уровень безработицы в Европе. Ведь в странах, где частные пенсионные фонды развиты больше всего (США, Великобритания и Нидерланды), уровень капитализации (совокупная стоимость выпущенных акций) на фондовой бирже наивысший. Тем не менее, чтобы не допустить возникновения угрозы гарантированным пенсиям со стороны частных пенсионных фондов, – что может подорвать социальную солидарность, – следует соблюдать три условия: – избегать идеологических предрассудков. Следует поощрять пенсионные сбережения, а не тот или иной конкретный способ помещения капитала. Кроме пенсионных фондов, существуют также услуги по страхованию жизни, а также по накоплению сбережений на случай уменьшения зарплаты; – затраты на реформы, обеспечивающие наибольшую поддержку для самых скромных сбережений, должны быть распределены между всеми гражданами; – работники должны участвовать в создании пенсионной системы, дополняющей государственные пенсии. В настоящее время обсуждается предложенная Европейской комиссией Директива о профессиональных пенсиях. Это предложение, в котором делается попытка согласовать в рамках стран Евросоюза правила работы учреждений, связанных с управлением пенсионными сбережениями, имеет много положительных сторон, особенно если благодаря его реализации упростится миграция рабочей силы через границу (т.е. если у работника появится возможность остаться на той же пенсионной программе при смене места работы, даже если его новое рабочее место находится в другой стране). Европа должна стать более инициативной. Евросоюз должен ввести в действие общую систему налогообложения, применимую ко всем капитализированным формам пенсионных сбережений, будь то пенсионные фонды, страхование жизни или сбережения на случай уменьшения зарплаты. Наёмные работники, выбравшие для себя какой-либо план пенсионного обеспечения в той форме и в той системе, какая их устраивает (скажем, пенсионный фонд), должны иметь возможность вычитать сумму своих выплат (вплоть до фиксированного “потолка”) из сумм, подлежащих налогообложению или, если у них нет налогооблагаемого дохода, должны получать налоговые льготы. Более того, до определённого предела наниматель должен вносить такую же сумму в пенсионное обеспечение, как и наёмный работник. Эта система сбережений должна быть построена таким образом, чтобы наиболее выгодно было получать средства в форме ежегодной ренты, но чтобы при этом оставалась возможность единовременного изъятия (с соответствующими финансовыми потерями) основного капитала. Если мы хотим, чтобы пенсионная реформа заработала, отношение к сбережениям должно измениться. Европейцы должны перестать жаловаться на то, что они слишком много откладывают и слишком мало потребляют. В действительности Европа нуждается в большем объёме инвестиций и, следовательно, в большем объёме сбережений. Экономическая политика стран Евросоюза также должна подвергнуться решительным изменениям, направленным на стимулирование инвестиций, производительности и экономического роста. Если же увеличение сбережений будет использовано для покрытия бюджетного дефицита или эти средства будут инвестироваться за пределами Европы, главным образом в Соединённые Штаты (что слишком часто имеет место в настоящее время), то стимулирование создания таких сбережений может себя и не оправдать. Иногда Европа, чтобы достичь важных политических целей, должна действовать решительно. Это было верно в отношении введения евро. Чтобы гарантировать будущее пенсионеров Европы, требуется не меньшая дальновидность.
http://prosyn.org/xgeeDVn/ru;
  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now