Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

blair24_AHMAD GHARABLIAFP via Getty Images_palestinemanmosquejerusalemisrael Ahmad Gharabli/AFP via Getty Images

Палестинская дилемма

ЛОНДОН – Так или иначе, на протяжении 12 лет я был вовлечен в Ближневосточный мирный процесс. Я редко пишу об этом, потому что все сказанное на публику обычно кого-то задевает. Но публикация долгожданного американского плана по достижению мира - это повод для подведения итогов.

Я один из немногих людей, которые все еще считают, что создание Палестинского государства является как желательным, так и осуществимым. Большинство специалистов сегодня приветствуют эту идею неискренним смехом. Многие израильтяне и палестинцы просто перестали в это верить.

Я нет, поскольку убежден – возможно, иррационально – что благоразумие в конечном счете возобладает. Израильтяне не должны хотеть бесконечно управлять палестинцами. Палестинцам нужна свобода от оккупации и достоинство государственности. А двунациональное государство – это решение, которое ничего не решает. Для достижения этого потребуется согласие Израиля, которого он никогда не даст. Таким образом, независимое и суверенное Палестинское государство остается единственным разумным выходом из конфликта.

Я могу придумать тысячу вещей, которые Израиль должен сделать, чтобы Палестинское государство состоялось. Но правда в том, что такое государство возникнет только в том случае, если в Палестинской стратегии произойдет фундаментальный сдвиг.

Для многих в международном сообществе даже постановка этого вопроса в данных условиях является оскорбительной и несправедливой по отношению к палестинцам. Они испытывают глубокое сочувствие к палестинскому вопросу, указывая на огромные различия в благосостоянии между израильтянами и палестинцами, ужасающие условия жизни в Газе, ограничения повседневной жизни палестинцев на Западном берегу и управление Иерусалимом.

Но палестинцам не нужна стратегия сочувствия. Им нужна стратегия государственности, и избранный ими путь их к этому не приведет. Их крупнейшие сторонники на международном уровне также препятствуют разработке серьезной стратегии, поскольку они призывают палестинское руководство сосредоточиться исключительно на исторической справедливости, а не на реальности политической обстановки, в которой должно осуществляться правосудие. Резолюции, жесты поддержки и риторическое выражение солидарности, представленные палестинцам, являются самой дешевой валютой международной дипломатии. В реальном мире они на это практически ничего не купят.

Subscribe now
Bundle2020_web

Subscribe now

Subscribe today and get unlimited access to OnPoint, the Big Picture, the PS archive of more than 14,000 commentaries, and our annual magazine, for less than $2 a week.

SUBSCRIBE

Чтобы достичь политической цели необходимо начать с хладнокровного анализа реальности вашей ситуации. Достижение двух государств, живущих бок о бок в мире, в условиях, где одно государство уже существует, и оно гораздо могущественнее, чем предлагаемое государство, означает, что первое должно чувствовать себя в безопасности при создании второго, так же как второе должно быть обеспечено необходимой дипломатической и политической поддержкой. Потребность в безопасности имеет еще большее значение, когда два государства будут сосуществовать на небольшом территориальном пространстве, где население не так-то просто разделить.

Теперь рассмотрим ситуацию с Палестиной. Отложим в сторону, кто является премьер-министром Израиля, и предположим, что в Соединенных Штатах Америки самый пропалестинский президент. Кроме того, предположим, что международное сообщество по-прежнему приковано к мирному процессу, и что конечно же на Ближнем Востоке достаточно спокойно. Даже в этой идеальной обстановке, как какие-либо переговоры могут быть успешными, учитывая нынешний беспорядок в палестинской политике?

Палестинское государство включало бы в себя сектор Газа и Западный берег. Первый находится под контролем ХАМАС, организации, которая все еще формально привержена идее уничтожения Израиля. Последний контролируется ФАТХ, которая сама по себе глубоко расколота. ХАМАС и ФАТХ яростно противостоят друг другу; их переговоры о примирении являются памятником взаимной неискренности. И в течение 14 лет не было никаких демократических выборов, оставивших какое-либо надежное доказательство для оценки популярности власти правительства в Рамаллахе.

Невозможно представить, что такая раздробленная политика могла бы привести к заслуживающему доверия соглашению по созданию государства. Поэтому любого израильского премьер-министра будет сложно убедить его принять, а любого президента США вынудить его создать. Политическое единство палестинцев, на основе совместимой с мирным сосуществованием с Израилем, это не интересный второстепенный вопрос. Это предпосылка для достижения успеха.

Палестинское руководство решительно выступает против недавнего плана США, особенно в отношении передачи суверенитета долины реки Иордан Израилю и отказа от включения значительных частей Восточного Иерусалима в будущее Палестинское государство. В последние дни, старший советник Президента Дональда Трампа, Джаред Кушнер сделал все возможное, чтобы сказать, что написанный им план открыт для обсуждения. Однако до настоящего момента, палестинцы отказываются от его обсуждения и даже отказались ответить на телефонный звонок Трампа.

Это не сработает. Взаимодействуйте. Объясните, почему план неприемлем. Укажите, что необходимо изменить. Требуйте встреч. Отстаивайте. Окунитесь в детали.

Есть три группы людей, которые могут практически помочь в создании государственности: израильтяне, американцы и арабы. Каким образом осуждение первых, отчуждение вторых и раздражение третьих может стать жизнеспособной стратегией успеха?

Палестинцы, безусловно, отвечают, что первые две группы предвзяты, а последняя безразлична. Но палестинцы не могут себе позволить “пустое кресло”.

В любом случае, арабы не равнодушны. Они заботятся о палестинцах и страстно заботятся об Иерусалиме. Но они устали от того, что оказались между вызовами региональной стабилизации и модернизации, которые требуют тесного союза с Америкой и бурно развивающихся отношений с Израилем, и цели, которую они, как ожидается, поддержат, но от управления которой будут отстранены.

Вместо того, чтобы настаивать на том, что пока палестинцы не договорились о мире, арабы не имеют ничего общего с Израилем, разумным подходом было бы поощрение хороших Израильско-Арабских отношений, привлечение арабов к переговорам, а затем использовать их для того, чтобы помочь подтолкнуть израильтян к более выгодным позициям. Цель должна заключаться в создании совместных Арабо-Израильских структур для региона, частью которых является решение палестинского вопроса. Это дало бы Израилю уверенность в том, что мир с палестинцами является частью подлинного регионального признания – не награда за извлеченные уступки, а естественное следствие нового духа дружбы.

Американский план был оценен и проклят в соответствии с политической принадлежностью. Но это единственный раз, когда администрация США подготовила план, в котором обсуждаются проблемы, которые слишком долго умалчивались. Прямо сейчас, план представляет то, что израильская политика может выдержать, даже если палестинская политика этого вынести не может.

Но независимо от предложенного плана, палестинцы должны изменить свою стратегию. В противном случае, картина последних десятилетий, в которой каждое новое предложение хуже предыдущего, будет повторяться. Только своими руками палестинцы могут изменить свое будущее.

https://prosyn.org/hZnefbRru;
  1. tharoor137_ Hafiz AhmedAnadolu Agency via Getty Images_india protest Hafiz Ahmed/Anadolu Agency via Getty Images

    Pariah India

    Shashi Tharoor laments that the government's intolerant chauvinism is leaving the country increasingly isolated.
    1
  2. skidelsky148_Matt Dunham - WPA PoolGetty Images_boris johnson cabinet Matt Dunham/WPA Pool/Getty Images

    The Monetarist Fantasy Is Over

    Robert Skidelsky

    UK Prime Minister Boris Johnson, determined to overcome Treasury resistance to his vast spending ambitions, has ousted Chancellor of the Exchequer Sajid Javid. But Johnson’s latest coup also is indicative of a global shift from monetary to fiscal policy.

    0