4

Знания для прогресса

ЛОНДОН – Почти 236 лет назад молодой губернатор американского штата Виргиния начал революционную реформу образования. В своем «Билле о всеобщем распространении знаний» Томас Джефферсон призвал к созданию «системы всеобщего обучения», которая была бы доступна всем гражданам – «от самых богатых до самых бедных». Это был первый шаг к созданию американской системы государственного образования – общественного института, который помог стране выйти на глобальный уровень.

К началу XX века США стали мировым лидером в сфере государственного школьного образования. Инвестиции в образование сыграли роль катализатора экономического роста, создания рабочих мест, повышения социальной мобильности. Согласно исследованию Клаудии Голдин и Лоуренса Катца, именно американская «исключительность» в сфере образования позволила США опередить европейские страны, которые недостаточно инвестировали в человеческий капитал.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

На этой неделе мировые лидеры соберутся в Осло на саммит «Образование для развития», поэтому уроки этой истории сейчас как нельзя актуальны. Мировая экономика всё больше опирается на знания; никогда прежде качество образования и квалификации населения не были так важны для обеспечения их будущего. Страны, не сумевшие создать систему всеобщего образования, ожидает замедление роста экономики, увеличение неравенства, потеря благоприятных возможностей участия в мировой торговле.

В этом контексте отдельные споры по поводу образования звучат сегодня удивительным анахронизмом. Экономист из Гарварда Рикардо Хаусманн недавно раскритиковал всех, кого он назвал «толпой, выступающей за образование, образование и еще раз образование», за то, что они отстаивают однобокую стратегию содействия росту экономики. Это была очень впечатляющая атака на мнение, которого, насколько мне известно, никто не придерживается.

Конечно, образование не ведет автоматически к росту экономики. Расширение программ образования в странах, в которых неработоспособные общественные институты, плохое управление и макроэкономические ошибки препятствуют инвестициям, является рецептом низкой производительности и высокой безработицы. В Северной Африке дисгармония между системой образования и рынком труда лишила молодых, образованных людей возможностей достойной карьеры, что стало одной из причин революций «арабской весны».

Однако всё это не должно отвлекать от той ключевой роли, которую образование – не просто годы, проведенные в школе, но настоящее обучение – играет в качестве важнейшего компонента экономического роста. Многочисленные исследования – от трудов Адама Смита до работ Роберта Солоу, Гэри Беккера и – сейчас – Эрика Ханушека – подтверждают важность обучения при создании продуктивного человеческого капитала. Превышение стандартного отклонения от среднего уровня баллов, рассчитанных по Программе международной оценки учащихся ОЭСР, на один шаг ведет к увеличению долгосрочных темпов подушевого роста экономики страны на 2%.

Возможно, образование и не позволяет быстро ускорить замедленный рост. Но попробуйте назвать хотя бы одну страну, которая бы прошла через экономическую трансформацию без прогресса в сфере образования.

Несколько собственных фиктивных аргументов к дебатам об образовании добавили и экономисты Всемирного банка. В одном из таких выступлений Шанта Девараян критикует мнение, будто образование является базовым общественным благом, которое власти обязаны предоставлять и финансировать, и доказывает, что его надо считать частным благом, которое рынок предоставляет клиентам – то есть родителям и детям – ради частной выгоды.

Проблема в том, что образование совершенно очевидно не является общественным благом – в реальном мире очень немногие вещи являются таким благом. Но это благо «достоинства», это то, что власти должны обеспечивать бесплатно из-за многочисленных частных и социальных выгод, которые могут быть упущены, если родители не будут в него достаточно инвестировать, а бедные будут его лишены. Например, прогресс в образовании – особенно в образовании девочек – тесно коррелирует с повышением уровня выживаемости детей, их питания, с материнским здоровьем, а также с увеличением зарплат.

Пришло время выйти за рамки бесполезных дискуссий, основанных на логических ошибках, и обратить внимание на реальные проблемы в образовании – проблемы, которые надо решать, если мы хотим достичь одной из Целей устойчивого развития: обеспечение высококачественного начального и среднего образования для всех к 2030 году. Саммит в Осло дает хорошую возможность заложить фундамент для успеха. В мире 59 миллионов  детей начального школьного возраста и 65 миллионов подростков не охвачены школьным образованием, поэтому данную возможность надо ловить двумя руками.

Успешный саммит мог бы утвердить четыре главных императива. Во-первых, правительства должны вкладывать больше средств в образование. В материалах к саммиту подчеркивается пример Пакистана, где несколько правительств подряд пренебрегали инвестициями в образование и где теперь второе по численности в мире население без школьного образования. В центре проблемы – политики, которые больше заинтересованы в содействии богатым, которые уклоняются от налогов, чем в повышении возможностей учебы для бедных.

Во-вторых, международные доноры должны изменить тенденцию снижения помощи на образовательные цели. Даже после дополнительной мобилизации финансовых ресурсов потребуется еще примерно $22 млрд ежегодно в виде финансовой помощи для обеспечения всеобщего среднего образования начального уровня. Это примерно в пять раз больше, чем выделяется сейчас. Кроме необходимости закрыть эту дыру, специальный посол ООН по вопросам образования Гордон Браун совершенно верно призвал к разработке финансовых механизмов для того, чтобы обеспечить образование детей, оказавшихся в зонах конфликтов и чрезвычайных ситуаций.

В-третьих, мировые лидеры должны серьезно отнестись к проблеме неравенства. Все правительства должны утвердить четкие цели, помогающие сократить неравенство в образовании (вызванное половыми различиями, медицинскими, разницей между городом и селом), и привязать бюджетное финансирование к этим целям. В настоящее время неравенство в образовании очень велико. Например, в Нигерии городские мальчики из 20% самых богатых домохозяйств учатся в школе в среднем 10 лет, в то время как бедные сельские девочки из северных регионов – не более двух. Тем не менее, как говорится в материалах к саммиту в Осло, в большинстве стран мира финансирование образования смещено в пользу богатых.

Fake news or real views Learn More

Наконец, правительства и международные агентства финансовой помощи должны прекратить рыночно-ориентированные эксперименты и взять на себя обязательство провести настоящие системные реформы. Один из главных приоритетов – учителя, которым необходимы сильные стимулы, эффективные тренинги и надежная система поддержки, что обеспечит реальное обучение. В конце концов, любая образовательная система хороша лишь настолько, насколько хороши преподаватели, которые в ней работают.

Мировые лидеры соберутся в Осло, а в это время миллионы родителей будут биться за то, чтобы их дети получили то образование, которого они заслуживают, такое образование, которое поможет им прожить лучшую жизнь самим и их семьям. Для этих родителей обучение в школе является источником надежды. Для них и их детей мы обязаны сделать всё, что в наших силах.