6

Один большой союз

ПАРИЖ. В последние несколько недель идея создания Европейского банковского союза стала последним средством, предлагаемым в качестве решения затянувшегося кризиса евро. Но, независимо от достоинств банковского союза ‑ а их много ‑ предложения о его создании вызывают больше вопросов, чем в настоящее время можно дать ответов.

Мотивы тех, кто выступает за банковский союз, заметно отличаются. Для некоторых, особенно в южной Европе, он рассматривается как средство переложения бремени поддержания своих нуждающихся банков на тех, у кого более глубокие карманы. Для других, особенно еврократов ЕС в Брюсселе, он рассматривается как еще один шаг вперед в строительстве европейской сверхдержавы. Взяв пример со священной ссылки римского договора на «все более тесный союз», богословы Европейской комиссии рассматривают каждый кризис как возможность для продвижения своей федералистской повестки дня.

Европейский центральный банк был более рассудительным, хотя и не менее восторженным, утверждая, что у банковского союза должно быть три цели. Во-первых, более сильный контроль всей еврозоны должен усилить финансовую интеграцию, «смягчить макроэкономические дисбалансы» и улучшить управление денежно-кредитной политикой. Хотя при этом и не объясняется, как один надзиратель ЕС будет решать проблему дисбалансов, но это, безусловно, достойная цель.

Вторая цель должна заключаться в «разрыве связи между банками и государствами», которая была опасной особенностью прошлого года; третья заключаются в «сведении к минимуму рисков для налогоплательщиков через достаточные взносы со стороны финансового сектора». Третья цель может быть достигнута от страны к стране, но, конечно, сомнительно, что всесторонние банковские сборы или налог на финансовые транзакции во всей Европе позволят устранить искажения в конкуренции.