Oil barrels Ahmad Al-Rubaye/Getty Images

Аномалии нефтяных цен

ЛОНДОН – Всегда рискованно писать о ценах на нефть. В январе 2015 года я предположил, что цены на нефть не будут продолжать падать, и даже предсказал, что они «закончат год выше, чем они были, когда началось их снижение». Тогда я был неправ; но сейчас я уже, видимо, не ошибаюсь.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Недавно я выступал на крупной выставке и конференции по нефти в Абу-Даби (ADIPEC), которая является своего рода Давосом для участников нефтяного рынка. Находясь на этом мероприятии, я застал конец дискуссии топ-менеджеров нефтяных компаний, где все согласились, что в это время в следующем году стоимость барреля сырой нефти будет составлять примерно 60 долларов США – так же как и сегодня.

Я собирался дать интервью репортеру CNBC Стиву Седжвику, которому я сказал: «Это будет впервые в истории, если цены на нефть не изменятся за год». Само собой разумеется, что Седжвик начал интервью, сообщив аудитории то, что я ему сказал, и спросил меня, почему я не согласился с другими экспертами.

Прежде чем перейти к моему объяснению, позвольте мне изложить обычные оговорки. Прогнозирование цен на нефть неизбежно чревато трудностями; в сущности, по сравнению с ним, прогнозирование валютных рынков кажется простым делом. Когда я закончил докторантуру по нефтяным рынкам в конце 1970-х и начале 1980-х годов, я уже пришел к выводу, что попытки угадать цены на нефть – пустая трата времени и энергии. Позже, когда я работал в фирме Goldman Sachs, я часто развлекался, наблюдая сырьевых аналитиков в моей исследовательской группе, которые изо всех сил старались разобраться с обычным хаосом в изменениях цен на нефть.

В интервью со мной Седжвик поднял интересный вопрос: учитывая, что волатильность многих других цен на активы резко снизилась в последние годы, это может быть просто вопрос времени, прежде чем с ценами на нефть и другие сырьевые товары произойдет то же самое. Разумеется, это вполне может произойти. В принципе, он прав.

Но я бы утверждал, что снижение волатильности валютных, облигационных и фондовых рынков в основном отражает низкую инфляцию во многих регионах мира, а также отсутствие значительных корректировок денежно-кредитной политики со стороны крупных центральных банков в последние годы. Я не уверен, что эти факторы точно так же влияют на цену нефти, особенно в то время, когда энергетические рынки находятся на грани больших изменений по спросу и предложению.

Что касается спроса, то рыночные комментаторы, наконец, просыпаются и начинают понимать то, что было довольно ясно в течение большей части 2017 года: мировая экономика набрала обороты и сейчас, вероятно, растет со скоростью 4% или выше за год. За исключением Индии и Соединенного Королевства, восемь из десяти крупнейших экономик растут в одно и то же время. И хотя многие страны пытаются избавиться от нефти, этот переход не произойдет в одночасье. Соответственно, рынки нефти приспосабливаются к более высокому спросу.

Что касается поставок, то самый важный в мире маржинальный поставщик нефти, Саудовская Аравия, вдруг привлек интерес многих внимательных наблюдателей. Правительство Саудовской Аравии осуществляет радикальные изменения как внутри страны, так и во внешней политике, и причины этих изменений не совсем понятны. Неудивительно, что участники рынка вдруг захотят ввести надбавку к цене на нефть.

В двух своих выступлениях на ADIPEC я представил слайд с трендовыми линиями спотовой цены на нефть марки Brent с перспективой на пять лет вперед. Я давно не смотрю на пятилетнюю форвардную цену из-за отсутствия более фундаментального подхода к оценке равновесной цены на нефть. Как я объяснил в январе 2015 года, спотовая цена на нефть марки Brent менее подвержена спекулятивным колебаниям и, таким образом, является более чистой аппроксимацией базовых факторов коммерческого предложения и спроса.

График, который я подготовил и который был сделан до последнего роста цен на нефть в начале ноября, показывает пятилетний рост цен на нефть после периода некоторой стабильности. С учетом того что спотовая цена сейчас стала выше пятилетней форвардной цены, можно сделать вывод о том, что предложенный тренд продолжается. Со своей стороны я не уверен, но не удивлюсь, если это произойдет.

Вернемся к вопросу Седжвика. В то время как цены на нефть в ноябре 2018 года могут составить около 60 долларов США за баррель, я полагаю, что они повысятся примерно до 80 долларов США за баррель.

Седжвик также спросил меня, могут ли нефтяные компании делать свои инвестиции и принимать операционные решения с учетом того, что цены меньше привязаны к циклическим факторам. Можно ли нефтяным компаниям умерить свои желания в периоды роста цен и не впадать в отчаяние при низких ценах в длительные периоды?

Это сложный вопрос. Мой ответ заключается в том, что нефтяным компаниям необходимо завершить поиск решения в области товарно-аналитического анализа, который я начал, но так и не закончил. Они должны разработать надежный метод оценки базовой равновесной цены на нефть. В этом случае, как только цена на нефть превысит величину двух стандартных отклонений этого равновесия, они должны игнорировать модные советы коллег, аналитиков и специалистов – инсайдеров отрасли.

http://prosyn.org/U451k7M/ru;

Handpicked to read next

  1. Chris J Ratcliffe/Getty Images

    The Brexit Surrender

    European Union leaders meeting in Brussels have given the go-ahead to talks with Britain on post-Brexit trade relations. But, as European Council President Donald Tusk has said, the most difficult challenge – forging a workable deal that secures broad political support on both sides – still lies ahead.

  2. The Great US Tax Debate

    ROBERT J. BARRO vs. JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS on the impact of the GOP tax  overhaul.


    • Congressional Republicans are finalizing a tax-reform package that will reshape the business environment by lowering the corporate-tax rate and overhauling deductions. 

    • But will the plan's far-reaching changes provide the boost to investment and growth that its backers promise?


    ROBERT J. BARRO | How US Corporate Tax Reform Will Boost Growth

    JASON FURMAN & LAWRENCE H. SUMMERS | Robert Barro's Tax Reform Advocacy: A Response

  3. Murdoch's Last Stand?

    Rupert Murdoch’s sale of 21st Century Fox’s entertainment assets to Disney for $66 billion may mark the end of the media mogul’s career, which will long be remembered for its corrosive effect on democratic discourse on both sides of the Atlantic. 

    From enabling the rise of Donald Trump to hacking the telephone of a murdered British schoolgirl, Murdoch’s media empire has staked its success on stoking populist rage.

  4. Bank of England Leon Neal/Getty Images

    The Dangerous Delusion of Price Stability

    Since the hyperinflation of the 1970s, which central banks were right to combat by whatever means necessary, maintaining positive but low inflation has become a monetary-policy obsession. But, because the world economy has changed dramatically since then, central bankers have started to miss the monetary-policy forest for the trees.

  5. Harvard’s Jeffrey Frankel Measures the GOP’s Tax Plan

    Jeffrey Frankel, a professor at Harvard University’s Kennedy School of Government and a former member of President Bill Clinton’s Council of Economic Advisers, outlines the five criteria he uses to judge the efficacy of tax reform efforts. And in his view, the US Republicans’ most recent offering fails miserably.

  6. A box containing viles of human embryonic Stem Cell cultures Sandy Huffaker/Getty Images

    The Holy Grail of Genetic Engineering

    CRISPR-Cas – a gene-editing technique that is far more precise and efficient than any that has come before it – is poised to change the world. But ensuring that those changes are positive – helping to fight tumors and mosquito-borne illnesses, for example – will require scientists to apply the utmost caution.

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now