0

Обамамания

НЬЮ-ЙОРК. Почему европейцы обожают только что избранного американского президента Барака Обаму? Глупый вопрос, скажете вы. Он молод, красив, умён, внушает надежду, образован, космополит, и – самое главное – он обещает радикальный отход от политики самой непопулярной американской администрации в истории. Неплохо по сравнению с его соперником Джоном Маккейном, который хоть и говорил об изменениях, но для большинства европейцев является олицетворением прежней политики.

И, всё же, есть что-то странное в европейской мании по чернокожему американскому политику, хотя все мы знаем, что чернокожий президент или премьер-министр в Европе (тем более, если его второе имя – Хуссейн) – это до сих пор что-то невообразимое. Но, быть может, в этом-то всё и дело.

Европейцы всегда радушно приветствовали чернокожих американских звёзд. Вспомним Джозефин Бейкер, которая привела парижан и берлинцев в восторг в те времена, когда чернокожие не имели права голосовать, а во многих частях Соединённых Штатов – даже пользоваться одними с белыми уборными. Такие города, как Париж, Копенгаген и Амстердам, предложили убежище чернокожим американским джазовым музыкантам, которые устали от расизма, имевшего в США законную юридическую силу. То же касается и других артистов. Для Джеймса Болдуина, например, новой родиной стала Франция.

Поскольку в Европе в то время было очень мало чернокожих людей, восхищение чернокожими американскими звёздами возникло стремительно. Европейцы стали ощущать некое превосходство над американцами. Они могли похваляться отсутствием у себя расовых предубеждений. Когда после 60-ых гг. большое число людей из не-Западной Европы начало переселяться в Европу, это во многом оказалось иллюзией. Однако пока она существовала, иллюзия была красивой, и обамамания может отчасти объясняться ностальгией и надеждой.