20

Мир на Ближнем Востоке: шанс для Обамы

СТОКГОЛЬМ – В следующем году исполняется сто лет со дня Декларации Бальфура, заявления Великобритании, заложившего основу для создания Израиля в 1948 году и конфликта Израиля с палестинцами, а также с арабским миром в целом, продолжающегося по сей день.

У мировых лидеров, которые соберутся в Нью-Йорке на Генеральной Ассамблее ООН, вероятно, не будет времени, чтобы обсудить эту непреходящую политическую проблему. Но, несмотря на все другие – и, казалось бы, более крупные – проблемы Ближнего Востока, израильско-палестинский конфликт является ключевым вопросом, от которого зависит, наступят ли в будущем мир и процветание в этом регионе.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Конфликт – разрешенный или нет – поможет также понять, какое наследие президент США Барак Обама оставляет во внешней политике. В то время как второй срок Обамы приближается к концу, стоит напомнить, что, когда он пришел к власти в 2009 году, он искал сближения с мусульманским миром в целом. В своей исторической каирской речи в июне того же года он назвал положение палестинцев «нетерпимым» и пообещал продолжить – «со всем терпением и самоотверженностью, какие потребуются для этой задачи» – политику «двух государств, где как израильтяне, так и палестинцы живут в мире и безопасности».

В этом направлении Обама добился с тех пор очень немногого, хотя причиной тому был отнюдь не недостаток усилий. Во время первого срока Обамы премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и республиканцы в Конгрессе США объединились против него, срывая любые значимые мирные инициативы. А во время его второго срока госсекретарь Джон Керри, девять месяцев героически пытался чего-то добиться, – проведя почти сто двусторонних встреч с израильскими и палестинскими лидерами, – пока инициатива просто не выдохлась.

Сейчас как Нетаньяху, так и палестинский президент Махмуд Аббас выразили желание встретиться, в Москве или в каком-то другом месте, пока не названном. Но никто всерьез не ожидает, что на данном этапе стороны добьются реального прогресса в направлении модели двух государств.

Одной из причин является то, что Нетаньяху ждет, пока Обама покинет свой пост. Его нынешние приоритеты заключаются в том, чтобы в ближайшие месяцы обеспечить масштабную сделку с США по военной помощи, а также организовать новую пропагандистскую кампанию для оправдания нынешней политики своего правительства в отношении поселений на оккупированных территориях, которые международное сообщество осудило как незаконные. Кроме того, авторитет Аббаса падает, и при современном политическом климате ничто не обязывает палестинского лидера прилагать серьезные усилия в направлении мира.

Если Обама уйдет, не добившись прогресса по вопросу, который он недвусмысленно пообещал решить, это станет для него колоссальным провалом. К счастью, у него еще есть время, и многие предыдущие президенты США создали прецедент смелой дипломатии во время последних месяцев в Белом доме. В конце 1988 года Рональд Рейган признал Организацию освобождения Палестины и уполномочил госдепартамент начать «предметный диалог» с лидерами ООП. В конце 2000 года Билл Клинтон опубликовал свои параметры концепции будущего мира. А Джордж Буш, начиная с конференции в Аннаполисе в конце 2007 года, выступал посредником на ряде переговоров между Аббасом и премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом.

Теперь очередь Обамы, и он должен настаивать на резолюции Совета Безопасности ООН, которая устанавливает новые параметры для будущего мирного соглашения и заменяет резолюцию 242 Совета Безопасности ООН, которая восходит к Шестидневной войне 1967 года между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Иорданией и Сирией, с другой. Международное сообщество согласно с тем, что прекращение конфликта в интересах всех – Франция уже давно выступает за новую резолюцию, и у России нет никаких причин выступать против нее. Обама должен сначала обратиться к России, Евросоюзу и ООН, чтобы обсудить формулировку этой резолюции.

Он будет нуждаться в международной поддержке, потому что Нетаньяху, безусловно, будет возражать против каких-либо новых параметров, идущих вразрез с его все более очевидным представлением о Великом Израиле от Средиземного моря до реки Иордан. Нетаньяху задействует американских союзников, чтобы те вмешались на его стороне. Республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп даже не упоминает о модели двух государств в своей платформе; а кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон заверила американские произраильские правозащитные организации, что она выступает против любой новой резолюции Совета Безопасности как основы для будущего соглашения.

Тем не менее, в идеале новая резолюция появится в ноябре этого года, сразу после выборов в США, что избавит следующего президента от политических издержек. Администрация Клинтон выиграет благодаря тому, что уже будет иметь материал для работы, а администрация Трампа – благодаря тому, что от нее не будут ожидать многого, и в то же время у нее не будет возможности принести столько вреда, сколько она могла бы в противном случае.

Резолюция же сама по себе должна быть гораздо более всеобъемлющей, чем предыдущие усилия Совета Безопасности. Действительно, в Резолюции 242 даже не упоминаются палестинцы или будущее палестинское государство. Гораздо лучшей моделью будет Арабская мирная инициатива Лиги арабских государств от 2002 года, которая воплощает в себе намного более широкую региональную перспективу и которая, как ранее заявил Обама, даст Израилю «мир с мусульманским миром от Индонезии до Марокко».

Кроме того, новая резолюция должна установить, что международное сообщество не признает никаких изменений границ, установленных до 1967 года, в том числе в отношении Иерусалима.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Следует признать, что в настоящее время резолюция не приведет к немедленному миру или даже к мирным переговорам. Фактически, в ближайшей перспективе она даже может усилить раскол между израильтянами и палестинцами. Но если мир хочет избежать будущего катастрофического противостояния между нарождающимся Великим Израилем и Палестиной при поддержке широкого союза арабских стран, то условия для переговоров, ведущих к устойчивой модели двух государств, должны быть созданы сейчас.

Обама может заложить основу для возможного урегулирования. Если он это сделает, он продемонстрирует, что его Каирская речь не была напрасной, и это могло бы даже оправдать Нобелевскую премию мира, полученную им в начале президентского срока, когда он поклялся, что определяющей частью его наследия будет мир между Израилем и Палестиной.