froggatt3_STRINGERAFP via Getty Images_zaporizhzhianuclearukraine Stringer/AFP via Getty Images

Атомная энергетика - это не решение проблем

ПАРИЖ – Нападение России на Украину подчеркнуло опасную зависимость Европы от ископаемого топлива, а всё более частые и мощные погодные явления, вызванные изменением климата, подчёркивают, что эта зависимость от ископаемого топлива сеет смерть и разрушения. И поэтому понятно, почему сегодня достигло рекордного уровня политическое и общественное давление с требованиями сократить выбросы парниковых газов, отказаться от опасных первичных энергоносителей и развивать новые, надёжные, безопасные и финансово доступные источники энергии. Однако вместо спешки, нам следует сначала внимательно подумать о том, какие именно варианты решений наиболее реалистичны, и как они будут применяться и внедряться в реальном мире.

Рассмотрим атомную энергетику. Поскольку многие страны и компании сегодня пересматривают прежнее негативное отношение к этой отрасли, им будут полезны выводы о её состоянии, содержащиеся в докладе 2022 года «О положении в мировой атомной отрасли» (WNISR).

Последние 12 месяцев могут войти в историю как поворотный момент для энергетического сектора в целом, однако это никак не связано с атомной энергетикой. Доля атомной энергии в валовом коммерческом производстве электроэнергии в мире в 2021 году упала до 9,8%. Впервые за четыре десятилетия эта доля опустилась ниже 10%; сегодня она почти вдвое ниже пикового значения 17,5%, достигнутого в 1996 году. Между тем доля солнечной и ветроэнергетики в 2021 году впервые превысила долю атомной энергетики: 10,2% в валовой энергогенерации.

Столь разные траектории развития ясно демонстрируют все индикаторы – инвестиций, ввода в эксплуатацию, производства электроэнергии. По данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), действующие реакторы достигли пиковых значений в 2018 году, причём как по общему количеству (449), так и по общей мощности (396,5 гигаватт). Как сообщает МАГАТЭ, к концу 2021 году число действующих реакторов в мире равнялось 437, включая 23 реактора, которые не производили электроэнергию уже как минимум девять лет, и которые, скорее всего, больше никогда не будут её производить.

В 2018 году, когда установленная мощность атомной энергетики находилась на пиковом уровне (чуть менее 400 ГВт), мощность солнечной и ветроэнергетики превысила 1000 ГВт, двигаясь к уровню 1660 ГВт, достигнутому к концу 2021 года. Всего за три года в солнечной и ветроэнергетики были введены в строй новые мощности, которые на две трети превысили общий объём всех мощностей атомной отрасли на их максимальном уровне. И хотя в сравнении с солнечной и ветроэнергетикой атомные электростанции обычно генерируют больше электроэнергии на единицу установленной мощности, разница в цифрах просто поражает.

В 2021 году общий объём инвестиций в возобновляемую энергетику (без учёта гидроэлектростанций) достиг рекордного уровня – $366 млрд. Это позволило добавить к энергосетям беспрецедентные 257 ГВт (нетто), в то время как операционная мощность АЭС снизилась на 0,4 ГВт. В прошлом году к сетям были подключены всего лишь шесть новых реакторов, причём половина из них – в Китае. Кроме того, в первой половине 2022 года в строй вошли ещё пять новых реакторов, в том числе два в Китае. Но хотя у Китая больше всего строящихся реакторов (21 по состоянию на середину 2022 года), он не строит их за рубежом.

Subscribe to PS Digital
Digital Only

Subscribe to PS Digital

Access every new PS commentary, our entire On Point suite of subscriber-exclusive content – including Longer Reads, Insider Interviews, Big Picture/Big Question, and Say More – and the full PS archive.

Subscribe Now

Вплоть до недавнего времени эта ниша была занята Россией, которая доминирует на международных рынках: 20 строящихся объектов, в том числе 17 в семи зарубежных странах (по состоянию на середину 2022 года). Однако санкции и другие потенциальные геополитические события поставили под сомнение многие из этих проектов. Например, финский консорциум уже отменил строительство объекта по российскому проекту.

На сегодня только в 33 странах имеются действующие атомные электростанции, и только три страны – Бангладеш, Египет и Турция – строят реакторы впервые (все три страны делают это в партнёрстве с российской атомной промышленностью). Двадцать шесть из 53 проектов строительства реакторов во всём мире объявили о различных задержках, при этом как минимум в 14 случаях сроки этих задержек увеличились, а в двух случаях возникли новые задержки – и всё это в одном только прошлом году.

Впервые в докладе WNISR была дана оценка рисков атомной энергетики и войны. Наблюдается серьёзная международная озабоченность по поводу украинской Запорожской АЭС, которая оккупирована российской армией с 4 марта 2022 года. Из-за регулярных обстрелов внутри и вокруг этой зоны АЭС часто оставалась без доступа к внешним источникам электроэнергии, что заставило МАГАТЭ выступить с предупреждениями о «неприемлемости» этой ситуации. Для управления атомными объектами требуется мотивированный, хорошо отдохнувший, квалифицированный персонал, а украинский персонал Запорожской АЭС переживает сильный стресс.

Сегодня ключевая задача – продолжать непрерывное охлаждение ядра реактора, а также хранилища для отработанного топлива, причём даже после остановки реактора. Если не отводить тепло, образующееся во время остаточного распада, это может привести к расплавлению ядра в течение нескольких часов или к возгоранию отработанного топлива в течение нескольких дней или недель, при этом потенциально может произойти мощный выброс радиоактивных элементов.

Сейчас, когда мировые лидеры собрались на конференцию по изменению климата СОР27 для обсуждения глобальной повестки декарбонизации, им следует сосредоточить внимание на таких технологиях, которые можно быстро и повсеместно внедрять для замены ископаемого топлива. Как уже много лет подряд показывают доклады WNISR, атомная энергетика слишком медленная и слишком дорогая, чтобы конкурировать с мерами по повышению энергоэффективности, а также с возобновляемой энергетикой.

https://prosyn.org/nNm4dFeru