5

Игристое вино

НЬЮ-ЙОРК – В то время как многие развитые страны продолжают переживать последствия низкого роста ВВП и увеличивающейся безработицы, центральные банки этих государств обратились к весьма нетрадиционным мерам валютного регулирования. Список данных мер напоминает, скорее, набор букв: ПНПС ‑ политика нулевых процентных ставок [ZIRP, zero-interest-rate policy]; КС (количественное смягчение, или покупка государственных облигаций с целью снизить ставки по долгосрочным кредитам, при этом доходность по краткосрочным стремится к нулю) [QE, quantitative easing]; СУК (смягчение условий кредитования, или покупка частных активов с целью снижения стоимости частного капитала) [CE, credit easing]; и ДР (дальновидное руководство, регулирование, или поддержание КС или ПНПС, скажем, до момента, пока уровень безработицы не остановится на определенном уровне) [FG, forward guidance]. Некоторые государства пошли еще дальше и предлагают прибегнуть к ПМПС (политике минусовых процентных ставок) [NIPR, negative-interest-rate policy].

И, несмотря на все усилия, экономика упорно стоит на месте, а уровень безработицы крайне высок. Причиной тому частично является то, что увеличение денежной массы в результате КС не привело к росту потребительского кредитования или инвестиций. Вместо этого банки сложили появившуюся валюту в закрома, изъяв ее из оборота. Система кредитования находится в кризисном состоянии, поскольку банки с недостаточным объемом капитала отказываются от рискованных кредитных операций, а медленный рост ВВП и высокий уровень задолженности населения не способствуют росту потребности в кредитовании.

В результате весь избыток ликвидности перетекает в финансовый, а не в реальный сектор экономики. Политика околонулевых процентных ставок способствует так называемым операциям «кэрри-трейд» ‑ вложению предназначенных для кредитования средств в более рискованные высокодоходные сделки, например по долгосрочным государственным или частным облигациям, акциям, товарам потребления или валютам. Как результат, имеем финансовый рынок, больше напоминающий игристое вино, пузырьки которого в конечном итоге могут превратиться в финансовые пузыри.

На самом деле фондовый рынок США и многих других стран после падения в 2009 году вырос больше, чем на 100%; объем так называемых высокодоходных «мусорных облигаций» на сегодняшний день такой же, как был в 2007 году; и процентные ставки по таким ценным бумагам снижаются. Более того, низкие процентные ставки ведут к росту цен на рынке недвижимости – возможно, в результате возникновения финансовых пузырей – характерно это как для развитых, так и для развивающихся стран, включая Швейцарию, Швецию, Норвегию, Германию, Францию, Гон-Конг, Сингапур, Бразилию, Китай, Австралию, Новую Зеландию и Канаду.