7

Искусство заключать сделки с Северной Кореей

СЕУЛ – На удивление сдержанная реакция президента США Дональда Трампа на последнее испытание баллистической ракеты Северной Кореей заставила многих наблюдателей гадать, каким будет его следующий шаг. Трамп публично заявил, что северокорейская цель – создать ядерную ракету, которая способна достичь США, – «не осуществится». Но что именно он собирается сделать, чтобы этого не допустить?

Некоторые эксперты могут посоветовать администрации Трампа нанести предупреждающие удары по северокорейским ядерным объектам. Однако такое решение будет опасным и неэффективным, поскольку в этом случае Северная Корея, вероятно, отомстит ударом по Южной Корее. Южнокорейцы не хотят войны, поэтому спровоцированная США атака Северной Кореи может стать концом военного альянса США и Южной Кореи.

Кроме того, Северная Корея недавно обзавелась ракетами с двигателями на твёрдом топливе, которые можно скрывать вплоть до момента запуска. Это технически затрудняет идентификацию правильных целей, а также выбор подходящего времени для удара по ним.

Другим возможным ответом на угрозу Северной Кореи является ужесточение международных санкций, в том числе вторичных бойкотов. Однако режим санкций, которых будет достаточно, чтобы заставить «молодого полководца» Ким Чен Ына как следует задуматься по поводу его последних провокаций, потребует активного участия Китая, а добиться этого будет непросто.

Китайское руководство может решить, что излишне агрессивный режим вторичных бойкотов может быть нацелен не только против Северной Кореи, но и против Китая. С учётом предстоящего в этом году XIX Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая председатель КНР Си Цзиньпин вряд ли захочет выглядеть человеком, поддающимся американскому давлению.

Опыт двух с лишним десятилетий дипломатической работы с Северной Кореей по ядерной тематике показывает, что для достижения позитивного результата администрации Трампа придётся решить две фундаментальные дилеммы. Предыдущие политические лидеры предпочитали откладывать их долгий ящик, однако уникальные, нетрадиционные лидерские качества Трампа и его стиль ведения переговоров могут позволить ему добиться прогресса там, где у его предшественников не получилось.

Первая дилемма связана с Китаем. Любые дипломатические попытки создать безъядерную зону в Северной Корее должны учитывать геостратегическую озабоченность Китая по поводу будущего Корейского полуострова. На протяжении столетий Китай опасается, что этот полуостров может превратиться либо в одно из звеньев в цепи окружения страны, либо в маршрут вторжения в неё. В 1592 году японский генерал Тоётоми Хидэёси вторгся в Корейское королевство, чтобы создать там плацдарм для вторжения в Китай. В ответ Китай, управлявшийся династией Мин, начал сражаться с Кореей против японской армии.

Три столетия спустя, в 1894 году, китайская династия Цин вступила в войну с Японией, чтобы не допустить доминирования Японии в Корее. Зимой 1950-1951 гг. председатель Китайской компартии Мао Цзэдун вмешался в Корейскую войну, когда армия США пересекла 38-ю параллель и двинулась к китайской границе.

Современные лидеры Китая разделяют стратегическую озабоченность предков по поводу Корейского полуострова, и этим объясняется их нежелание полностью поддержать американские призывы к действиям против Северной Кореи. Китай просто не хочет подвергать себя риску коллапса буферного северокорейского государства из-за санкций. А поскольку руководители Северной Кореи понимают эти стратегические императивы Китая, они чувствуют, что у них развязаны руки в вопросе разработки собственной ядерной программы.

Трамп и Си уже провели свой первый телефонный разговор, а вскоре могут встретиться лично. Я надеюсь, что Трамп подтвердит свою репутацию решительного, смелого человека и предложит Китаю большую сделку, способную смягчить геостратегические опасения этой страны по поводу Корейского полуострова.

Если не отделить северокорейскую проблему от стратегической конкуренции между США и Китаем, все дипломатические усилия будут и дальше проваливаться. Итак, Трамп мог бы пообещать Китаю, что его администрация не будет пытаться сменить режим в Северной Корее, а вместо этого предложит гарантии безопасности Северной Корее при условия проведения ею ядерной демилитаризации. В качестве альтернативы он мог бы предложить вывести из Южной Кореи новую американскую противоракетную систему THAAD (против её установки возражал Китай), как только Северная Корея свернёт ядерную программу.

В обмен Трамп мог бы потребовать от Китая активного участия в режиме санкций и других шагах, побуждающих Северную Корею отказаться от своих ядерных амбиций. После заключения такой сделки станет вполне осуществимым нынешние предложение Китая: создание безъядерной зоны одновременно с заключением мирного договора, который формально завершит Корейскую войну.

Однако попытка смягчения стратегических опасений Китая подводит нас ко второй дилемме, которая является одной из центральных в сложившейся тупиковой ситуации: собственная безопасность Северной Кореи. В брутальном мире международных отношений маленькая, слабая, изолированная страна, подобная Северной Корее, может ощущать угрозу со стороны соседей, даже если они и не желают ей вреда. Это ощущение опасности заставляет её укреплять армию и создавать мощные инструменты сдерживания, например, ядерное оружие. Однако так запускается порочный круг, поскольку соседние страны интерпретируют данные действия как провокацию и начинают видеть в них угрозу для себя.

Бывший президент США Билл Клинтон признавал существование такой проблемы и пытался её решить. Благодаря Женевскому рамочному соглашению 1994 года, администрация Клинтона сумела заморозить ядерную активность Северной Кореи на несколько лет, пообещав улучшить отношения США и КНДР. И хотя администрация Джорджа Буша-младшего причисляла Северную Корею к странам «оси зла», она также понимала дилемму безопасности Севера и пыталась решить этот вопрос с помощью Шестистороннего соглашения 19 сентября 2005 года.

Критики данного подхода полагают, что США купили одну и ту же лошадь дважды и что им следует сосредоточиться на санкциях в ожидании следующего шага Северной Кореи. Но санкции оказываются неэффективны без серьёзной поддержки Китая. Воспользовавшись преимуществами наступившей паузы в дипломатии, Северная Корея за последние годы создала собственные ядерные и ракетные технологии. В итоге, мы оказались в худшей ситуации, чем были вначале процесса.

В ходе предвыборной кампании Трамп заявлял, что может «без проблем» поговорить с Кимом. Сейчас у него есть шанс именно так и поступить, изучив возможность заключения всеобъемлющей сделки с Северной Кореей, основанной на американских гарантиях безопасности и экономических стимулах. Однако Трампу стоит идти по этому пути только в том случае, если он готов ещё и учесть стратегические опасения Китая. Если Трамп одновременно заключит соглашения с Китаем и Северной Кореей, даже самые суровые критики признают его мастерство.