9

Повторится ли ядерная история в Корее?

ВАШИНГТОН, О.К. – Так как первый саммит Президента Китая Си Цзиньпина с Президентом США Дональдом Трампом пройдет в роскошном поместье Трампа во Флориде Мар-а-Лаго, по крайней мере часть дискуссии будет неизменно сосредоточена на одном из самых бедных мест в мире: Северной Корее. Несмотря на более чем два десятилетия непрерывных переговоров, Северокорейская ядерная программа подталкивает мир к стратегическому перелому, очень похожему на тот, с которым столкнулся Запад 60 лет назад, когда Соединенные Штаты и Советский Союз столкнулись друг с другом в Европе.

США и их союзники успешно преодолели проблемы Европы в XX веке без войны. Но для достижения сопоставимого успеха в Восточной Азии сегодня, Трамп должен убедить Си принять другую политику в отношении Северной Кореи.

Когда после Второй мировой войны США и Советский Союз стали соперниками, у каждого был способ сдерживать другого от нападения. Советский Союз имел (или, как многие полагают, имеет) большое преимущество в неядерных силах, которые Кремль мог бы использовать для завоевания Западной Европы. США со своей монополией на ядерное оружие могли бы нанести ядерный удар из Европы на Советскую землю.

Затем, в 1957 году, запуск Спутника ясно дал понять, что Советский Союз в скором времени сможет осуществить ядерный удар по материку США, ставя под сомнение эффективность Американского сдерживания. Было ли правдоподобным, что в ответ на атаку на Западную Европу, США начали бы войну с Советским Союзом, тем самым открывая свою территорию для ядерного удара? У Америки и ее союзников было четыре возможных решения этой новой и опасной проблемы: превенция, защита, распространение и сдерживание.

Превенция – удар по ядерному оружию Советского Союза – запустила бы Третью мировую войну, что являлось совершенно непривлекательной перспективой. И, поскольку Советский ядерный арсенал вырос, правительство США развернуло противоракетную оборону: поскольку она не сможет отразить каждый входящий ядерный удар, было бы куда безопаснее, если бы ни одна из сторон не пыталась построить защиту против баллистических ракет. Поэтому, администрация Президента Ричарда Никсона провела переговоры и подписала в 1972 году Советско-Американский договор о противоракетной обороне (ПРО), фактически запретив подобные системы.

Третий вариант – приобретение ядерного вооружения странами, находящихся под потенциальной угрозой – основывался на предположении, что правительство было бы готово использовать подобное оружие для защиты своей собственной страны, либо другой. Президент Франции Шарль де Голль ссылался на эту логику, чтобы оправдать ядерную программу своей страны, несмотря на то, что у него были и другие причины, по которым он хотел, чтобы Франция присоединилась к ядерному “клубу”. Однако следуя этой логике Западная Германия, также нуждалась в ядерном арсенале; но, учитывая историю Германии в двадцатом веке, никто, и в первую очередь Немцы, не хотели такого исхода.

Поэтому Запад предпочел укрепить статус-кво, с США, стремящимися укрепить доверие к своей политике сдерживания в Европе, нередко и публично заявляющими, что они действительно будут защищать своих союзников, несмотря на риск того, что это могло бы привести к удару по их собственной территории. США укрепили свою позицию, развернув ядерное оружие на Европейском континенте и разместив войска на передовой в Германии в качестве “растяжки”: удар туда, мог бы повлечь за собой участие США в любой войне, которую могла бы начать коммунистическая сторона. Эта стратегия сработала: по каким бы то ни было причинам, Советский Союз никогда не осуществлял каких-либо ударов в западном направлении.

Шесть десятилетий спустя, над Корейским полуостровом нависает аналогичный вызов. Со времен окончания Корейской войны в 1953 году, военное присутствие США помогло сдержать атаки Северной Кореи на Южную, в то же время коммунистический Север также сдерживает США: его массивные развертывания артиллерии вдоль демилитаризованной зоны, разделяющей полуостров, могли бы опустошить столицу Южной Кореи, Сеул, с его десятью миллионами жителей, в ответ на любую атаку со стороны США.

Ядерная программа Северной Кореи, ставит этот баланс под угрозу, предоставляя своему режиму возможность, при помощи баллистических ракет большой дальности, которые она испытывает, ударить по Западному побережью США, тем самым поднимая новую версию старого вопроса: станут ли США рисковать Лос-Анджелесом, чтобы защитить Сеул? У США и их азиатских союзников есть те же четыре варианта, что и у Атлантического союза 60 лет назад.

Они могут попытаться жить с Северокорейскими ядерными ракетами большой дальности, полагаясь на сдерживание. В этом случае, мир и безопасность миллионов Американцев будут зависеть от благоразумия и рациональности 33-летнего диктатора Северной Кореи Ким Чен-уна, молодого человека с пристрастием к гротескным казням членов семьи и близких соратников.

В прошлом, подобный результат казался неприемлемым для экспертов США по национальной безопасности. В июне 2006 года, бывший министр обороны Уильям Перри, и следующий за ним Эштон Картер, утверждали в The Washington Post, что, если Северная Корея разместит на своей территории ракету с ядерной боеголовкой, способной нанести удар по США, США должны нанести удар и уничтожить ее.

Но, как и статус-кво, нанесение удара по ядерному арсеналу Севера было бы сопряжено с огромными рисками. Такая атака, вероятно, спровоцировала бы вторую Корейскую войну. Север наверняка проиграет, и режим рухнет, но, вероятно, только после того, как он нанесет непоправимый ущерб Южной Корее и, возможно, Японии.

После выхода из Договора по ПРО, США уже начали развертывать системы противоракетной обороны, в надежде одержать победу в мелкомасштабном ядерном нападении, но не массированную атаку, которую могла бы нанести Россия. Этот вариант также несет серьезные риски. По мере роста ядерного арсенала Северной Кореи эффективность противоракетной обороны будет уменьшаться. Даже один ядерный взрыв в США, Южной Корее или Японии стал бы катастрофой.

Если страны Восточной Азии поставят под сомнение убежденность в приверженности США в их защите, – а Трамп четко заявил о своих оговорках относительно альянсов США – они могут создать свое собственное ядерное оружие, как это сделала Франция. Япония, Южная Корея и Тайвань, безусловно, в состоянии осуществить это достаточно быстро.

Но Восточная Азия, в которой ряд стран обладает ядерным оружием, не обязательно будет стабильной. В отличие от Европы времен Холодной Войны, у нее будет несколько ядерных держав, а не только две; и у некоторых из них не будет возможности для “гарантированного уничтожения” – то есть способности поглощать ядерный удар и продолжать наносить сокрушительный урон атакующему. Без такого потенциала, страна, вооруженная ядерным оружием, обладает гораздо большим стимулом, чем сделали США и Советский Союз для того, чтобы первыми нанести удар, в случае если заподозрят, что им грозит нападение.

Сдерживание, превенция, защита и распространение: ни один из четырех возможных ответов на прогресс Северокорейской ядерной программы не внушает доверия. Но важное различие между Восточной Азией двадцать первого века и Европой двадцатого века создает шанс избежать всех четырех решений: Китай в состоянии оказать мощное давление на источник ядерной угрозы.

Почти все продукты питания и топливо Северной Кореи поступают из соседнего Китая. Но, несмотря на свои возражения Северокорейской ядерной программе и отсутствие энтузиазма в отношении династии Ким, Китайское правительство до сих пор воздерживалось от оказания давления, угрожая разорвать спасательный круг Севера. Наибольший страх Китая – это крах режима Кима, который мог бы спровоцировать волну нежелательных беженцев через его границу и мог бы стать новым и нежелательным соседом: воссоединенное Корейское государство, в союзе с США.

В то время как у Китайцев могут быть веские основания предпочесть статус-кво на Корейском полуострове, продолжать потакать ядерным амбициям Северокорейского руководства, это рискованный вариант. Китай может оказаться в окружении недружественных государств, обладающих ядерным оружием, или ужасной войны у его границ, или, возможно, и того и другого.

Трампу следовало бы заострить на этом особое внимание Си. По крайней мере, ядерный прогресс Северной Кореи, если Китай не остановит его, сделает Восточную Азию для всех куда более опасным местом, включая самих китайцев.

Марк Твен отметил, что все говорят о погоде, но никто ничего не делает по этому поводу. Это же относится к Северокорейской ядерной программе уже почти четверть века. Возможно, это ненадолго.