Jung Yeon-Je/AFP/Getty Images

Предстоящая конфронтация с Северной Кореей

КИЕВ – Представьте себе, что это 2020 год. Директор ЦРУ просит о срочной встрече с президентом США. Причина: Северной Корее удалось сделать ядерную бомбу, достаточно небольшую, чтобы поместиться внутри наконечника межконтинентальной баллистической ракеты, способной достичь континентальной части Соединенных Штатов. В ближайшее время эту новость узнает общественность. Чтобы разработать ответные меры, встречи на высоком уровне проводятся не только в Вашингтоне, но и в Сеуле, Токио, Пекине и Москве.

Сегодня этот сценарий может показаться нереальным, но это больше политология, чем научная фантастика. Северная Корея недавно осуществила свое пятое (и, видимо, успешное) испытание ядерного взрывного устройства, сделав это спустя пару дней, после испытания нескольких баллистических ракет. В отсутствии крупных вмешательств, это лишь вопрос времени, прежде чем Северная Корея нарастит свой ядерный арсенал (который в настоящее время составляет порядка 8-12 устройств) и найдет решение, как миниатюризировать свое оружие для поставки ракет повышенной дальности и точности.

Сложно переоценить риски, если Северная Корея, самое милитаризованное и закрытое общество в мире, пересечет этот рубеж. Северная Корея, способная угрожать национальной безопасности Америки, могла бы сделать выводы, что она не испытывает страха перед Американскими военными, суждение, которое могло бы привести ее к началу обычной, неядерной атаки на Южную Корею. Даже если подобная война закончилась бы поражением Северной Кореи, по всем меркам, это обошлось бы чрезвычайно дорого.

Тем не менее, Северной Корее не придется начинать войну для того, чтобы ее ядерные и ракетные достижения имели реальные воздействия. Если Южная Корея или Япония, когда-либо придут к выводу, что Северная Корея в состоянии не допустить Американского участия в войне на Полуострове, они потеряют уверенность в гарантиях безопасности со стороны США, тем самым усиливая вероятность того, что они начнут разрабатывать свое собственное ядерное оружие. Такого рода решения встревожили бы Китай и подготовили почву для регионального кризиса или даже конфликта в той части мира, где сосредоточено наибольшее количество людей, богатства и военной мощи.

Также, существует еще один риск. У Северной Кореи, испытывающей нехватку денежных средств, может возникнуть соблазн продать ядерное оружие по самой высокой предложенной цене, будь то террористической группе или какой-либо стране решившей, что ей также необходимо совершенное оружие. По определению, ядерное распространение увеличивает шансы дальнейшего ядерного распространения – и вместе с ним фактическое использование ядерного оружия.

У США есть варианты, но ни один не является особенно привлекательным. Что касается переговоров, существует мало, если ни одного, основания для того, чтобы быть уверенным в том, что Северная Корея откажется от того, что она считает своей лучшей гарантией выживания. В действительности, она часто использовала переговоры, чтобы выиграть время для своих дальнейших достижений в ракетно-ядерном потенциале.

The World’s Opinion Page

Help support Project Syndicate’s mission.

Donate

Другой вариант заключается в продолжении версии текущей политики обширных санкций. Проблема заключается в том, что санкции не будут достаточно сильными, чтобы заставить Северную Корею отказаться от своих ядерных и ракетных программ. Это отчасти потому, что Китай, опасаясь больших притоков беженцев и единой Кореи в стратегической орбите Америки, в случае распада Северной Кореи, скорее всего, продолжит следить за тем, что она получает необходимое ей топливо и продукты питания.

В результате, было бы разумнее сосредоточиться на дипломатии с Китаем. США, после тесных консультаций с Южной Кореей и Японией, должны встретиться с официальными лицами Китая, чтобы обсудить то, как могла бы выглядеть объединенная Корея, с тем, чтобы могли быть удовлетворены некоторые опасения Китая. Например, единая страна могла бы быть неядерным государством, а любые военные силы США, оставшиеся на Полуострове могли бы быть сокращены и размещены южнее, чем сейчас.

Конечно, возможно или даже вероятно, что такие гарантии не приведут к какому-либо существенному снижению поддержки Северной Кореи со стороны Китая. В этом случае, у США было бы еще три варианта. Первый, это было бы жить с Северной Кореей, обладающей ракетами, которые могли бы доставить ядерные бомбы на территорию США. Политика стала бы политикой обороны (размещение дополнительных противоракетных систем) и устрашения, с Северной Кореей, понимающей, что любое использование или распространение ядерного оружия привело бы к концу режима и, возможно, ответному ядерному удару. Также, возможно использование кибер оружия, чтобы препятствовать прогрессу программы Северной Кореи.

Вторым вариантом был бы традиционный военный удар, нацеленный на Северокорейский ядерный и ракетный потенциал. Опасность заключается в том, что такой удар может не достичь всех своих целей и спровоцировать либо обычную военную атаку на Южную Корею (где базируются около 30 000 американских военнослужащих) или даже нанести ядерный удар с Севера. Надо ли говорить о том, что Япония и Южная Корея должны быть готовы поддержать любой военный ответ США, прежде чем он может быть предпринят.

Третьим вариантом могло бы быть начало обычной военной атаки, только в том случае, если разведка покажет, что Северная Корея привела свои ракеты в состояние боевой готовности и готовит их для непосредственного применения. Это был бы классический превентивный удар. Опасность заключается в том, что разведданные могут быть недостаточно четкими - или поступят слишком рано.

Все это возвращает нас к этому возможному дню, в 2020 год. Если многое неизвестно, что известно наверняка это то, что тот, кто победит в ноябре на президентских выборах в США, рано или поздно столкнется с судьбоносным решением относительно Северной Кореи, во время ее или его срока.

http://prosyn.org/2vtf8ro/ru;
  1. Sean Gallup/Getty Images

    Angela Merkel’s Endgame?

    The collapse of coalition negotiations has left German Chancellor Angela Merkel facing a stark choice between forming a minority government or calling for a new election. But would a minority government necessarily be as bad as Germans have traditionally thought?

  2. Trump Trade speech Bill Pugliano/Getty Images .

    Preparing for the Trump Trade Wars

    In the first 11 months of his presidency, Donald Trump has failed to back up his words – or tweets – with action on a variety of fronts. But the rest of the world's governments, and particularly those in Asia and Europe, would be mistaken to assume that he won't follow through on his promised "America First" trade agenda.

  3. A GrabBike rider uses his mobile phone Bay Ismoyo/Getty Images

    The Platform Economy

    While developed countries in Europe, North America, and Asia are rapidly aging, emerging economies are predominantly youthful. Nigerian, Indonesian, and Vietnamese young people will shape global work trends at an increasingly rapid pace, bringing to bear their experience in dynamic informal markets on a tech-enabled gig economy.

  4. Trump Mario Tama/Getty Images

    Profiles in Discouragement

    One day, the United States will turn the page on Donald Trump. But, as Americans prepare to observe their Thanksgiving holiday, they should reflect that their country's culture and global standing will never recover fully from the wounds that his presidency is inflicting on them.

  5. Mugabe kisses Grace JEKESAI NJIKIZANA/AFP/Getty Images

    How Women Shape Coups

    In Zimbabwe, as in all coups, much behind-the-scenes plotting continues to take place in the aftermath of the military's overthrow of President Robert Mugabe. But who the eventual winners and losers are may depend, among other things, on the gender of the plotters.

  6. Oil barrels Ahmad Al-Rubaye/Getty Images

    The Abnormality of Oil

    At the 2017 Abu Dhabi Petroleum Exhibition and Conference, the consensus among industry executives was that oil prices will still be around $60 per barrel in November 2018. But there is evidence to suggest that the uptick in global growth and developments in Saudi Arabia will push the price as high as $80 in the meantime.

  7. Israeli soldier Menahem Kahana/Getty Images

    The Saudi Prince’s Dangerous War Games

    Saudi Arabia’s Crown Prince Mohammed bin Salman is working hard to consolidate power and establish his country as the Middle East’s only hegemon. But his efforts – which include an attempt to trigger a war between Israel and Hezbollah in Lebanon – increasingly look like the work of an immature gambler.