0

Времени для ностальгии больше нет

У Франции и Германии есть все основания для того, чтобы отпраздновать такое выдающееся событие как юбилей дружественных отношений между этими государствами, скрепленных Елисейским договором 40 лет тому назад. Однако у них нет никаких оснований для удовлетворенности сегодняшним состоянием этих отношений. Нет таких оснований и у Европы.

На протяжении большей части новой истории франко-германский антагонизм, т.н. "традиционная вражда" между этими странами, не давала покоя Европе и всему миру. В своей знаменитой речи, произнесенной в 1946 году в Цюрихском университете, Уинстон Черчилль подчеркнул, что "первым шагом к восстановлению семьи европейских государств должно стать сотрудничество между Францией и Германией". Именно примирение этих двух стран под руководством таких людей как генерал Шарль де Голль и Конрад Аденауэр послужило основой для удивительных послевоенных успехов Европы.

Последней вехой в истории франко - германского сотрудничества был Маастрихский договор, заключенный в 1991 году. Воссоединившаяся Германия пожертвовала тогда своей любимой валютой - дойч-маркой - ради дальнейшей европейской интеграции, а также для того, чтобы развеять опасения Франции, считавшей, что Германия стремится к установлению гегемонии немецкой валюты на Европейском континенте.

Однако, легендарные тандемы прошлого, такие как де Голль и Аденауэр, Валери Жискар д'Эстен и Гельмут Шмидт, Франсуа Миттеран и Гельмут Коль, не нашли продолжения в нынешних лидерах двух государств. И это не только проблема личных взаимоотношений Жака Ширака и Герхарда Шредера. Истинной причиной охлаждения в отношениях между руководимыми ими странами и возобновления национального соперничества является воссоединение Германии, нарушившее двустороннее равновесие.