0

Никаких исключений

ЛОНДОН. Любой, кто читал роман египетского писателя Алаа-аль-Асвани «Здание Якубиана», опубликованный в 2002 г., будет считать, что революция в Египте сильно запоздала. Читатели романа не удивились бы тому, как легко гнилой корабль режима Хосни Мубарака разбился о скалы. Не удивились бы они также воодушевлённости и храбрости тех, кто создавал данную незаурядную страницу истории.

О чём же эта книга? Это очень смешная и проницательная книга о разных людях, живущих в роскошном каирском многоэтажном доме (существующем в действительности) и о людях, прозябающих в лачугах на его крыше. Подобно разваливающейся гостинице «Маджестик» из романа Дж. Г. Феррелла «Неприятности» о конце британской власти в южной Ирландии, этот многоэтажный дом с говорящим названием является метафорой государства, а его жильцы представляют собой персонажи, отражающие различные аспекты Египта Мубарака.

Думаю, что у цензоров обычно нет особого чувства юмора, и что ирония и пародия обычно находятся за пределами их интеллектуальных способностей. Но мне показалось довольно странным, что роман «Здание Якубиана» не был запрещён в Египте (и ни в какой другой арабской стране), и что впоследствии он превратился в популярный и часто показываемый фильм. Аль-Асвани очень ясно показал своим читателям, что было не так с современным Египтом, одновременно продемонстрировав, что, вопреки коррупции и угрозе со стороны тайной полиции, жители Каира проявляли яркую индивидуальность и настойчивый городской характер.

И вот теперь, когда «якубианское» государство разрушено, самый интересный вопрос заключается не в том, «почему это произошло?», а в том, «почему этого не произошло раньше?».