42

Новые высоты нетрадиционной монетарной политики

НЬЮ-ЙОРК – Вялое восстановление экономики в большинстве развитых стран после финансового кризиса 2008 года вынудило центральные банки этих стран перейти от традиционной монетарной политики (снижение учётных ставок путём покупки на открытом рынке краткосрочных гособлигаций) к различным нетрадиционным мерам. Однако даже после достижения нулевой границы номинальных процентных ставок, что ранее считалось возможным лишь теоретически, и проведения политики нулевых учётных ставок (сокращённо ZIRP) рост экономики оставался анемичным. Тогда центральные банки начали принимать меры, которых в их арсенале не существовало ещё буквально десятилетие назад. И то же самое они готовятся сделать сейчас.

Список нетрадиционных мер был широк. Например, количественное смягчение (QE), то есть выкуп долгосрочных гособлигаций, после того как краткосрочные ставки уже достигли нуля. Данная мера сопровождалась кредитным смягчением (CE) в виде выкупа центральными банками частных или получастных активов, в частности, ипотечных ценных бумаг и бумаг, обеспеченных другими активами, а также облигаций с полным покрытием (covered bonds), корпоративных облигаций, бумаг фондов недвижимости и даже акций – через биржевые инвестфонды (exchange-traded funds). Цель этих операций заключалась в сокращении кредитных спредов по частным активам (то есть разницы между доходностью инвестиций в частные активы и в гособлигации с равными сроками погашения), а также в повышении – прямо и косвенно – цены других рискованных активов, например, акций и недвижимости.

Затем появилась политика «заявлений о намерениях» (forward guidance, сокращённо FG) – обязательство сохранять учётные ставки на нулевом уровне дольше, чем было бы оправдано с точки зрения фундаментальных экономических показателей. Эта мера способствовала ещё большему снижению краткосрочных процентных ставок. Например, обязательство сохранять нулевые процентные ставки на протяжении, скажем, трёх лет должно было привести к падению процентных ставок по ценным бумагам со сроком погашения не более трёх лет также до нуля, поскольку среднесрочные процентные ставки основываются на ожиданиях относительно уровня краткосрочных ставок в ближайшие три года. В довершение к этому проводились нестерилизованные валютные интервенции с целью стимулировать экспорт за счёт ослабления валюты.

Данные меры действительно позволили снизить долгосрочные и среднесрочные процентные ставки по государственным ценным бумагам и ипотечным облигациям. Они также сузили кредитные спреды по частным активам, подняли фондовый рынок, ослабили валюту и снизили реальные процентные ставки, повысив инфляционные ожидания. Таким образом, частично они оказались эффективны.