16

Новая бюджетная реальность

ПАРИЖ – «Когда меняются факты, я меняю своё мнение. А вы как поступаете в подобных случаях, сэр?» Говорят, именно так Кейнс отреагировал на критику, когда он изменил свою позицию по поводу мер преодоления Великой депрессии. Прагматизм такого рода не часто встретишь: политические взгляды обычно отличаются значительной инерцией. Слишком часто сегодняшние представления формируются под влиянием фактов вчерашнего дня.

Хорошим примером является бюджетная политика. В двух аспектах факты здесь сильно изменились. Во-первых, стоимость долгосрочных суверенных заимствований находится на невероятно низком уровне. В конце октября годовая доходность по гособлигациям Франции, страны, чей госдолг приближается к 100% ВВП, равнялась 0,5% по десятилетним облигациям и 1,6% по 50-летним. Италия и Испания, две страны, от которых инвесторы отворачивались ещё пять лет назад, также смогли разместить на рынке 50-летние облигации. Пока высокий спрос на государственные долговые ценные бумаги будет сохраняться (а по этому вопросу экономисты спорят), открывается беспрецедентная возможность для финансирования государственных инвестиционных проектов.

Chicago Pollution

Climate Change in the Trumpocene Age

Bo Lidegaard argues that the US president-elect’s ability to derail global progress toward a green economy is more limited than many believe.

Ключевым фактором, помогающим определить, надо ли занимать, является разница между темпами роста номинального ВВП и процентными ставками. Если эта разница отрицательная, тогда долг может быть легко погашен, поскольку номинальный доход растёт быстрее, чем бремя процентных выплат. Если даже использовать в качестве ориентира показатели прошлого (достаточно печального), трудно поверить, что номинальный ВВП Франции будет расти менее чем на 0,5% в год в течение следующих десяти лет. В 2005-2015 годах средние темпы роста номинального ВВП страны равнялись 2,1%. Итак, низкие процентные ставки являются шансом, кото��ый нельзя упускать.

Второй факт, который изменился, связан с разочаровывающими темпами роста экономики. В своём новом обзоре «Перспективы мировой экономики» Международный валютный фонд отмечает, что на протяжении последних двух лет, несмотря на спад цен на нефть и благоприятные монетарные условия, темпы роста экономики и объёмы инвестиций в развитых странах упорно оказываются ниже ожиданий. Перспективы еврозоны выглядят особенно печально. По прогнозам МВФ, рост ВВП замедлится с 2% в 2015 году до 1,7% в 2016-м и до 1,5% в 2017-м.

Поскольку потенциал программы Европейского центрального банка по покупке активов уже почти достиг предела, ориентированные на инвестиции фискальные стимулы позволили бы остановить данное ослабление экономического роста. Кроме того, они бы помогли остановить и спад объёмов государственных инвестиций, наблюдаемый в некоторых странах после нескольких лет политики жёсткой бюджетной экономии.

Но хотя факты изменились, менталитет остался прежним. Как правило, правительства используют выгоды, предоставляемые низкими процентными ставками, для незначительного повышения расходов или снижения налогов, а не для запуска комплексных инвестиционных программ. По оценкам МВФ, структурный фискальный баланс в еврозоне в 2017 году будет примерно таким же, как в 2014-м. То же самое касается и США. Некоторые страны, например Великобритания, всё ещё находятся в фазе ужесточения бюджетной политики. В Италии наступила фаза увеличения бюджетных расходов, однако страна подвергается критике со стороны Евросоюза за несоблюдение своих обязательств в рамках Пакта стабильности и роста (ПСР). В целом, каких-то явных подвижек в том или ином направлении не наблюдается.

Но есть ли для этих подвижек реальное фискальное пространство? В США, Великобритании и еврозоне валовый объём госдолга приближается к 100% ВВП, и он намного выше в Японии (хотя размер чистого долга этой страны выглядит менее пугающим), поэтому можно признать, что повод для беспокойства есть. Настроения на рынках могут быстро измениться, а некоторые европейские правительства хорошо помнят, как резко им пришлось поменять курс в 2010-2011 годах после периода фискальной экспансии. Было бы глупостью рассчитывать, что низкие процентные ставки будут сохраняться вечно, и просто ослабить бюджетную дисциплину.

Решением может стать подход, который соединит в себе, с одной стороны, продолжение политики бюджетной консолидации с целью добиться постепенного снижения соотношения долга к ВВП в будущем и, с другой стороны, специальные инвестиционные программы, финансируемые по невероятно низким процентным ставкам. Такой подход послужит среднесрочным целям стабильности государственных финансов, но при этом позволит использовать нынешний уровень процентных ставок в качестве единовременного приза, который можно направить на приоритетные инвестиции и расширение потенциала экономического роста.

Есть несколько направлений инвестиций, которые достойны финансирования. В некоторых странах (особенно в США) в значительном обновлении нуждается инфраструктура. В других странах, например в Испании и Франции, приоритет следует отдать инвестициям в человеческий капитал, сделав упор на улучшении школьного образования и совершенствовании навыков трудовых ресурсов. Странам, которым необходимы инвестиции в реформы, бюджетная поддержка поможет преодолеть политические препятствия на пути институциональной трансформации. Смягчение последствий изменения климата с помощью инвестиций в возобновляемую энергетику, теплоизоляцию зданий, транспортные сети на низкоуглеродном топливе является острой необходимостью практически для всех стран. В некоторых сферах правильно подобранные инвестпроекты, например, обновление оборудования и информационных систем в здравоохранении, позволили бы даже снизить будущие бюджетные расходы, тем самым, укрепив долгосрочные фискальные позиции.

В Евросоюзе иногда можно услышать мнение, что для стимулирования подобных инвестиций надо исключить капитальные расходы из рамок ПСР и отслеживать только баланс текущих расходов. Такое решение было бы неверным. Госинвестиции в строительные проекты нередко создают меньше стоимости, чем расходы на образование или институциональные улучшения. Может оказаться так, что финансирование получили так называемые «белые слоны» сомнительной общественной ценности. Кроме того, есть мало оснований для отдельного учёта капитальных расходов в нормальной экономической обстановке. Меры, приемлемые в нынешних условиях нулевых процентных ставок, не должно становиться постоянными.

Fake news or real views Learn More

Вместо этого правительствам следует сейчас занимать средства для финансирования инвестпрограмм, как физических, так и институциональных, которые будут реализованы в ближайшие несколько лет. Данные программы должны иметь чёткие цели и находится под жёстким контролем. В Евросоюзе их следует исключить из правил ПСР, но при условии оценки Европейской комиссией вклада этих программ в повышение роста и финансовой устойчивости в среднесрочной перспективе. Кроме того, эти программы должны быть составлены таким образом, чтобы их реализацию можно было прекратить, когда ситуация на рынке облигаций нормализуется, а процентные ставки вернутся к историческим уровням.

Мы не должны становится заложниками ложного выбора между бюджетной ответственностью и необходимостью оживить экономику. Факты изменились. Мы можем делать и то, и другое.