Skip to main content

TASS via Getty Images Alexei Nikolsky/TASS via Getty Images

Вторая Холодная война

НЬЮ-ЙОРК – Холодная война длилась четыре десятилетия, а её начало и конец во многом были связаны с Берлином. Хорошо, что она так и осталась холодной (главным образом потому, что ядерное оружие установило такую дисциплину, которой не хватало во время предыдущих соперничеств великих держав), а США, вместе со своими европейскими и азиатскими союзниками, вышли из неё победителями. Это объясняется их настойчивыми политическими, экономическими и военными усилиями, с которыми забюрократизированный Советский Союз в конечном итоге не смог тягаться.

Но спустя четверть века после окончания первой Холодной войны мы неожиданно оказались свидетелями начала второй. Она одновременно и другая, и хорошо знакомая. Россия больше не является супердержавой; это страна с население около 145 млн человек и экономикой, зависимой от цен на нефть и газ; у неё нет политической идеологии, которую можно было бы предложить миру. И всё же она остаётся одной из двух крупнейших ядерных стран, у неё есть постоянное место в Совете безопасности ООН, и она готова применять свой военный, энергетический и кибер-потенциал для поддержки друзей и ослабления соседей и противников.

Такое положение дел совершенно не было неизбежным. Ожидалось, что конец Холодной войны возвестит новую эру дружественных связей России с США и Европой. Многие считали, что посткоммунистическая Россия сосредоточится на экономическом и политическом развитии. Новые отношения получили хороший старт: вместо того, чтобы вступиться за Ирак, своего давнего клиента, Россия сотрудничала с США с целью остановить вторжение Саддама Хусейна в Кувейт.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/PjeRmYn/ru;

Handpicked to read next

  1. campanella17_Ryan AshcroftSOPA ImagesLightRocket via Getty Images_englihs Ryan Ashcroft/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

    Back to Little England?

    Edoardo Campanella

    The United Kingdom's bid to withdraw from the European Union is typically characterized as a dramatic manifestation of British nationalism. In fact, it has almost nothing to do with Britain, and everything to do with English national identity, which has been wandering in the wilderness ever since the fall of Pax Britannica.

    1

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions