kaletsky51_NIKLAS HALLE'N_AFP_Getty Images NIKLAS HALLE'N/AFP/Getty Images

От Брексита к Бреферендуму

ЛОНДОН – Если что-то невозможно, это невозможное не происходит. Если страна голосует за то, чтобы два плюс два равнялось пяти, тогда это «демократическое решение» будет рано или поздно аннулировано правилами арифметики, и не важно, насколько крупным было большинство проголосовавших или насколько громко «высказался Народ». Именно таков сюжет истории, которую сейчас можно наблюдать в Британии, где правительство Терезы Мэй ковыляет к последнему акту трагикомедии Брексита.

В 2016 году британский народ проголосовал за то, чтобы выйти из Евросоюза, сохранив при этом «все те же самые выгоды», которые у него были в качестве члена ЕС. Эту фразу Дэвид Дэвис, бывший министр в правительстве Мэй, отвечавший за переговоры о Брексите с ЕС, неоднократно произносил в парламенте, а в дальнейшем её с энтузиазмом подхватила и сама Мэй. Между тем, обещания бывшего министра иностранных дел Бориса Джонсона, главного агитатора за Брексит, были ещё более преувеличенными: британцы смогут совершенно свободно жить, работать и учиться в Европе; страна сохранит неограниченный доступ к общему рынку ЕС; правительство сможет выбирать по своему усмотрению, в каких политических институтах оно желает участвовать, как будто это ягодки во фруктовом саду Евросоюза. Иными словами, референдум 2016 года стал голосованием за то, чтобы два плюс два равнялось пяти.

Последствия этого самообмана теперь становятся очевидны. Выясняется, что британское правительство не сможет получить одобрения парламентским большинством реалистичного плана Брексита, каким бы он ни был. И если ситуация не изменится, у Британии останется только одна альтернатива: проведение нового референдума с целью пересмотра нереализуемых результатов голосования 2016 года.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/8Narkizru