2

Как правильно лечить неврозы?

НЬЮ-ЙОРК – Когда исследователи хотят оценить эффективность новых методов лечения тревожных состояний, по принятому традиционному подходу изучается, как крысы или мыши ведут себя в стесненных или напряженных ситуациях. Грызуны избегают ярко освещенных, открытых мест, где в дикой местности они стали бы легкой добычей. Таким образом, их естественное стремление в испытаниях ‑ найти места, которые плохо освещены или близки к стенам. Чем дольше животное, получившее медицинский препарат, проводит в опасных местах, тем более эффективным считается препарат, предназначенный для лечения тревожных состояний.

Но лекарства, которые были изготовлены на основании этого подхода, фактически не очень эффективны в том, чтобы уменьшить чувство страха или беспокойства у людей. Ни пациенты, ни невропатологи не рассматривают имеющиеся медикаменты – включая бензодиазепины типа Valium и селективные блокаторы обратного захвата серотонина типа Prozac или Zoloft – в качестве эффективных средств для лечения тревожных состояний. После десятилетий исследований некоторые крупные фармацевтические компании поднимают белый флаг и сокращают работы по созданию новых лекарств, подавляющих чувство тревоги.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Но мы не можем позволить себе прекратить разработки медикаментов для лечения так называемых тревожных неврозов, которые охватывают проблемы, связанные со страхом и беспокойством. Чувство страха возникает, когда возможный источник страха находится рядом или готов появиться, в то время как чувство беспокойства обычно возникает при возможности появления негативных явлений в будущем. В целом по всему миру распространенность тревожных неврозов составляет приблизительно 15 %, и экономический ущерб от этих болезней для общества огромен. В конце 1990-х годов эти потери от неврозов были оценены больше чем в 40 миллиардов долларов США. Реальные потери, скорее всего, значительно выше, потому что многие неврозы не диагностируются.

Парадоксально, но причина, по которой наиболее часто прописываемые лекарства от неврозов не решают основную проблему, состоит именно в том, что эти лекарства работают точно так, как они должны действовать согласно критериям, используемым для их разработки. Большинство медикаментов, разработанных в результате исследований на мышах или крысах, действительно дают возможность людям легче жить с неврозами. Но они не могут сделать людей менее беспокойными или нервными.

Причина этого проста. Мозговые системы, которые управляют поведенческой деятельностью в угрожающих ситуациях, сходны у грызунов и людей и вовлекают более старые глубокие области мозга, которые работают бессознательно (например, мозжечковая миндалина). С другой стороны, системы, которые производят сознательные действия, в том числе вызывание чувства страха и беспокойства, включают эволюционно новые области коры головного мозга, которые особенно хорошо развиты в человеческом мозгу и плохо развиты у грызунов. Сознательные чувства также зависят от наших уникальных лингвистических способностей – наша способность осмыслить и описать наш внутренний опыт. Показательно, что в английском языке есть более трех дюжин слов для описания градаций страха и беспокойства: беспокойство, страх, огорчение, дурное предчувствие, неловкость, тревога, волнение, тоска, нервозность, напряженность и др.

Следовательно, хотя исследования на животных полезны в получении оценки того, как препарат повлияет на контролируемые на бессознательном уровне симптомы, вызванные угрожающими стимулами, они менее эффективны, если дело доходит до сознательных чувств страха или беспокойства. Лекарства, которые мы имеем, могут помочь пациентам, которые прекратили работать, чтобы избежать ситуаций, которые вызывают страх или беспокойство, например такие, как переполненное метро или неправильная оценка их работы руководителями или начальниками. Аналогичным образом получающие лекарства крысы менее блокированы в поведении (более способны находиться на освещенных, открытых местах), так же как и люди, страдающие от беспокойства и получающие медикаменты, будут в состоянии возвратиться на свои рабочие места. Но поскольку лечение непосредственно не воздействует на сознательные процессы в мозгу, само беспокойство не всегда исчезает.

Чтобы сделать лечение более эффективным, наши подходы должны быть более гибкими. Мы должны будем по-другому воздействовать на системы, которые работают бессознательно, по сравнению с сознательно действующими системами. Это не обязательно означает лучшие лекарства. Бессознательные реакции можно также лечить с помощью экспозиционной терапии, в которой многократное взаимодействие с угрожающими стимулами осуществляется с целью ослабления психологических эффектов.

Результаты исследований сознательной и бессознательной систем работы мозга могут позволить нам сделать терапию воздействия более эффективной. Основная идея состоит в том, что симптомы, включающие бессознательные процессы, должны исследоваться отдельно от сознательных процессов.

Я предлагаю следующую последовательность. Начните с воздействия на бессознательном уровне (использующие подсознательную стимуляцию, обходящую сознательные мысли и чувства, которые могут быть пробуждены и могут вмешаться в процесс воздействия) для уменьшения реакции таких областей, как мозговая миндалина. Как только бессознательные системы окажутся под контролем, используют сознательные представления, чтобы повлиять на сознательные симптомы. Наконец, используйте более традиционные виды психотерапии: словесное общение с врачом, направленное на помощь пациенту в изменении убеждений, переоценки воспоминаний, поощрении принятия существующих обстоятельств, приобретении стратегии преодоления трудностей и так далее.

В этом методе также возможно применение лекарственных препаратов, но не в качестве долгосрочного решения. Скорее, лекарства могут использоваться, чтобы сделать экспозиционную терапию более эффективной (в этом отношении определенные результаты дает применение фармацевтических препаратов с d-циклосерином).

Эффективность лечения, при котором признается, что различные мозговые системы управляют различными симптомами, все же должна быть более тщательно проверена, но исследования показывают, чтобы такое лечение действительно должно работать. Это будет неинвазивный метод, и он потребует только использования часто используемых процедур в других целях. Принимая во внимание масштабы проблемы неврозов, так легко найденное решение нельзя оставить неисследованным до конца.