47

Что не так с отрицательными ставками?

НЬЮ-ЙОРК – В начале января я писал, что экономическая ситуация в этом году будет такой же слабой, как в 2015-м, ставшим худшим годом после мирового финансового кризиса 2008-го. Прошло несколько месяцев и, как уже неоднократно случалось за последнее десятилетие, авторы более оптимистичных прогнозов начали пересматривать их в сторону понижения.

Фундаментальной проблемой, от которой мировая экономика страдает со времён кризиса, но которая слегка усугубилась, является недостаток глобального совокупного спроса. В ответ на это Европейский центральный банк (ЕЦБ) сейчас усиливает меры стимулирования, присоединившись к Банку Японии и паре других центральных банков, которые показали, что «нижний нулевой порог», то есть невозможность отрицательных процентных ставок, является порогом лишь в воображении экономистов, придерживающихся традиционных взглядов.

Тем не менее, ни в одной из стран, где проводится этот неортодоксальный экономический эксперимент с отрицательными процентными ставками, не видно возврата к росту экономики и полной занятости. А в отдельных случаях результат оказался совершенно неожиданным – некоторые ставки по кредитам даже выросли.

Давно следовало понять, что докризисные модели большинства центральных банков – не только формальные модели, но и ментальные, определяющие мышление монетарных властей, – были совершенно ошибочны. Никто не предсказал кризис. Лишь в горстке стран экономика демонстрирует некую видимость восстановления полной занятости. А ЕЦБ прославился тем, что дважды повышал процентные ставки в 2011 году, как раз когда усугублялся кризис евро, а безработица достигала двузначных цифр, приближая наступление дефляции.