35

Дональд Трамп и новый экономический порядок

ГОНКОНГ – Со времён окончания Второй мировой войны иерархия приоритетов в экономике была сравнительно ясной. Главным приоритетом было создание открытой, инновационной, динамичной, рыночной, глобальной экономики, в которой все страны могут (по идее) процветать и развиваться. Вторым приоритетом, – кто-то может сказать, что с большим отставанием от первого, – было создание энергичных, устойчивых, инклюзивных, национальных моделей роста. Но ситуация изменилась.

Сейчас, похоже, происходит смена приоритетов. На первое место выходят задачи обеспечения уверенного, инклюзивного экономического роста на национальном уровне с целью оживить переживающий упадок средний класс; а также задачи подъёма стагнирующих доходов и снижения высокого уровня безработицы среди молодежи. Взаимовыгодные международные соглашения, регулирующие потоки товаров, капитала, технологий и людей (четыре ключевых вида потоков в глобальной экономике), признаются теперь приемлемыми, лишь если они укрепляют, – или, по меньшей мере, не подрывают, – прогресс в деле достижения более приоритетной цели.

Данная перемена стала очевидна в июне, когда британцы, в том числе и те, кто сильно выигрывает от существования открытой экономической и финансовой системы, проголосовали за выход из Евросоюза, ссылаясь на принцип суверенитета, если это можно так назвать. Институты ЕС стали восприниматься как нечто, ослабляющее возможности Британии, в частности, возможности ускорять рост экономики страны, регулировать иммиграцию, контролировать собственную судьбу.

Схожие взгляды вдохновляют националистические и популистские политические движения по всей Европе. Многие из них уверены, что наднациональные механизмы должны уступить приоритету национального процветания. И Евросоюз, который в своей нынешней конфигурации действительно лишает национальные правительства многих политических инструментов, позволяющих им удовлетворять меняющиеся потребности граждан, становится лёгкой мишенью.