Rohingya refugees Anadolu Agency/Getty Images

Пять шагов к миру в Мьянме

КАНБЕРРА – Гуманитарный кризис мусульман рохинджа в Мьянме подорвал политическую стабильность в стране и разрушил её имидж государства, двигающегося к демократии. Кроме того, он запятнал репутацию фактического руководителя правительства, лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи и поставил под сомнение антикризисные мандаты АСЕАН и ООН, превратив в посмешище международные институты предотвращения конфликтов.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Тем не менее, несмотря на все эти проблемы, урегулирование данного кризиса всё ещё возможно. Для этого нужно безотлагательно предпринять пять шагов.

Первое и самое главное, необходимо прекратить убийства и насилие. Сделать это столь же трудно, как и необходимо. Армия Мьянмы проводит методичную кампанию этнической чистки, главной целью которой является изгнание рохинджа из страны. Хотя содеянное уже нельзя исправить, можно и нужно прекратить дальнейшее кровопролитие и целенаправленное выселение рохинджа.

Однако для этого необходимо остановить экстремистов рохинджа. Вопреки господствующим на Западе представлениям, действия армии Мьянмы были спровоцированы серией атак на полицейские и военные посты, совершённых в августе боевиками. Опираясь на историю вооружённых столкновений между буддистами и мусульманами в штате Ракхайн, Армия спасения рохинджа Аракана (сокращённо АРСА) взяла на себя руководство этой всё более кровопролитной кампанией.

Проблемой, конечно, стало непропорциональное применение силы военными: на атаки АРСА они ответили тактикой выжженной земли, в результате чего около трёх тысяч человек погибли. Солдаты сжигали целые деревни рохинджа, занимались сексуальным насилием, разрушали мечети и спровоцировали массовое бегство населения. Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн заявил, что это «классический пример этнических чисток», а генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш назвал данный кризис «катастрофой».

Тем временем, Су Чжи никак не применила свою моральную власть. Вместо этого она выступила фактически как защитник армии, утверждая, что «огромный айсберг дезинформации играет на руку интересам террористов». Нет сомнений, она оказалась зажата в ловушке между автономной армией страны, сохраняющей полный контроль над службами безопасности, и буддистским большинством населения Мьянмы, сохраняющим глубокие антимусульманские предубеждения. Однако подобные трудности не извиняют её за то, что она так и не осудила происходящее у неё на глазах.

Правительство Су Чжи возмущают идеалистические, односторонние заявления, которые часто делают западные лидеры и представители ООН. Экстремисты рохинджа уже давно установили связи с иностранными джихадистами, в том числе в Исламском государстве. Положение военных Мьянмы осложняется тем, что, согласно данным Международной кризисной группы, командование АСРА осуществляют боевики из Саудовской Аравии с большим опытом партизанских войн. На Западе мало кто понимает проблемы, стоящие перед властями в развивающихся странах, которые столкнулись с экстремизмом боевиков и террористов.

Именно поэтому Мьянме так трудно разорвать порочный круг насилия. Бангладеш и Индия отказались принять беженцев рохинджа на постоянной основе, главным образом из-за страхов, что среди них могут оказаться джихадисты. Индийская разведка обнаружила связи АРСА с пакистанской джидистской группировкой «Лашкаре-Тайба». Тем временем, правительство Китая поддерживает усилия Мьянмы, направленные на защиту национальной безопасности страны. В рамках инициативы «Один пояс, одна дорога» Китай инвестирует $7,3 млрд в проект порта в Ракхайне, что, видимо, и вынуждает Китай блокировать любые попытки Совета Безопасности ООН наказать Мьянму за её действия.

Такая запутанная сеть интересов, наряду с провальными действиями правительства, означает, что ответственность за защиту всех народов Мьянмы ложится теперь на АСЕАН или ООН.

После того как насилие будет прекращено, вторым шагом к достижению долгосрочного мира станет репатриация беженцев. Это задача может оказаться логистическим кошмаром. По данным ООН, к концу сентября границу Бангладеш пересекли около 700 тысяч беженцев рохинджа, причём более половины из них сделали это после середины августа. Армия Мьянмы заминировала границу с Бангладеш, чтобы они не смогли вернуться.

После того как проблемы насилия и беженцев найдут своё решение, Мьянма должна будет предоставить международный гуманитарный доступ к охваченным кризисом районам. АСЕАН, продемонстрировавшая свои возможности после циклона Наргис в 2008 году, хорошо позиционирована, чтобы возглавить работу региона по оказанию чрезвычайной помощи. АСЕАН могла бы также координировать с ООН управление персоналом, занятым этой помощью.

Четвёртый шаг – привлечь к ответственности тех, кто осуществлял данные зверства. Правительство Мьянмы должно провести (или позволить АСЕАН или ООН сделать это от своего имени) независимое и беспристрастное расследование совершённых убийств, найти преступников и отдать их под суд, прозрачный и вызывающий доверие. Если это невозможно сделать внутри страны, тогда данное дело должно быть передано в Международный уголовный суд.

Наконец, правительство во главе с Су Чжи должно отменить или внести поправки в любые дискриминационные законы, покончив с официальной дискриминацией рохинджа. Их численность составляет 1,1 млн человек, поэтому они являются одной из крупнейших в мире этнических групп без государства. Основная масса рохинджа появилась в Мьянме во время экспансии Британской империи после разгрома бирманского короля в 1826 году, но они до сих пор считаются здесь нелегальными бенгальскими иммигрантами. Закон о гражданстве 1982 года не причисляет их к одной из 135 этнических групп страны, у них крайне ограничен доступ к здравоохранению, образованию и рабочим местам, а также ограничена свобода передвижения.

Переход Мьянмы к демократии остаётся хрупким процессом, при этом за приоритетность конкурируют такие проблемы, как отношения гражданской власти с военными, бедность, темпы роста экономики, качество госуправления. Но сначала нужно прекратить насилие и урегулировать кризис рохинджа. Опубликованный в августе доклад Консультативной комиссии по Ракхайну, которую возглавляет бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннаном, предлагает один из возможных путей движения вперёд.

Пять перечисленных шагов не излечат всех ран и не покончат со всеми причинами для недовольства. Однако они способны помочь облегчению страданий, предотвращая новые зверства, сдерживая крайний экстремизм, повышая безопасность на границах. В настоящий момент это, наверное, лучший вариант из всех возможных.

http://prosyn.org/E2rKuct/ru;

Handpicked to read next

  1. Patrick Kovarik/Getty Images

    The Summit of Climate Hopes

    Presidents, prime ministers, and policymakers gather in Paris today for the One Planet Summit. But with no senior US representative attending, is the 2015 Paris climate agreement still viable?

  2. Trump greets his supporters The Washington Post/Getty Images

    Populist Plutocracy and the Future of America

    • In the first year of his presidency, Donald Trump has consistently sold out the blue-collar, socially conservative whites who brought him to power, while pursuing policies to enrich his fellow plutocrats. 

    • Sooner or later, Trump's core supporters will wake up to this fact, so it is worth asking how far he might go to keep them on his side.
  3. Agents are bidding on at the auction of Leonardo da Vinci's 'Salvator Mundi' Eduardo Munoz Alvarez/Getty Images

    The Man Who Didn’t Save the World

    A Saudi prince has been revealed to be the buyer of Leonardo da Vinci's "Salvator Mundi," for which he spent $450.3 million. Had he given the money to the poor, as the subject of the painting instructed another rich man, he could have restored eyesight to nine million people, or enabled 13 million families to grow 50% more food.

  4.  An inside view of the 'AknRobotics' Anadolu Agency/Getty Images

    Two Myths About Automation

    While many people believe that technological progress and job destruction are accelerating dramatically, there is no evidence of either trend. In reality, total factor productivity, the best summary measure of the pace of technical change, has been stagnating since 2005 in the US and across the advanced-country world.

  5. A student shows a combo pictures of three dictators, Austrian born Hitler, Castro and Stalin with Viktor Orban Attila Kisbenedek/Getty Images

    The Hungarian Government’s Failed Campaign of Lies

    The Hungarian government has released the results of its "national consultation" on what it calls the "Soros Plan" to flood the country with Muslim migrants and refugees. But no such plan exists, only a taxpayer-funded propaganda campaign to help a corrupt administration deflect attention from its failure to fulfill Hungarians’ aspirations.

  6. Project Syndicate

    DEBATE: Should the Eurozone Impose Fiscal Union?

    French President Emmanuel Macron wants European leaders to appoint a eurozone finance minister as a way to ensure the single currency's long-term viability. But would it work, and, more fundamentally, is it necessary?

  7. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now