3

АСЕАН и кризис Рохингья

ДАККА – Ухудшение бедственного положения мусульманской общины Рохингья в штате Рахин, Мьянма, в скором времени может поставить под угрозу правительство страны, а также репутацию ее лидера, лауреата Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи. Кризис обострился с октября прошлого года, когда военные Мьянмы начали наступление, при котором были убиты 130 Рохингья и были сожжены десятки их строений. В то время, военные руководители утверждали, что атака была частью усилий, чтобы локализовать неустановленных повстанцев, которые считались ответственными за убийства девяти полицейских на трех пограничных постах в районе Маунгдау, 9 октября.

Согласно анализу спутниковых изображений организации Human Rights Watch, в ноябре, в течение девяти дней, было разрушено еще больше деревень Рохингья, в результате чего было снесено до 1250 зданий; в то же время, как сообщается 30000 человек были перемещены. Организация Объединенных Наций считает, что апатриды Рохингья остаются одними из самых преследуемых меньшинств в мире.

Сегодня, другие страны в своего рода стабильном регионе оказываются втянутыми в кризис; фактически, такие страны, как Бангладеш, Таиланд и Индонезия все чаще ощущают сопутствующий эффект, так как Рохингья ищут убежища в пределах их границ. Преследование Рохингья больше не может быть описано лишь как внутренняя проблема для Мьянмы.

АСЕАН была подвергнута критике за слишком осторожный подход к проблеме Рохингья, и за то, что боится признать, что продолжающийся конфликт мог бы разделить блок по этно-религиозным признакам. Население региона составляет 60% мусульман, 18% буддистов и 17% христиан; продолжающаяся дискриминация против Рохингья уже стала девизом для симпатизирующих Исламским экстремистским группировкам в странах, предоставляющих убежище. Это представляет особый риск для стран с мусульманским большинством, таких как Индонезия.

Когда сбежавшие Рохингья достигают принимающих стран, они живут в ужасающих условиях, и они оказываются вовлеченными в хронические стычки с силами безопасности. Сталкиваясь с постоянной борьбой и нехваткой продовольствия, Рохингья являются главными целями для рекрутинга террористов. Не удивительно, что Исламские экстремистские группы уже разместили в Интернете видео с призывами к джихаду против Мьянмы; а индонезийские власти недавно арестовали двух боевиков, которые обвиняются в организации заговора нападения на посольство Мьянмы в Джакарте.

По мере того, как кризис Рохингья усугубляется, больше региональных и международных экстремистских групп, несомненно, будут использовать его в качестве удобного инструмента, чтобы завоевать симпатию, привлечь новых членов и сбор средств. Лидеры АСЕАН должны разработать эффективное дипломатическое решение кризиса, с тем, чтобы предотвратить его от разжигания большего экстремизма в регионе и подрыва торговли, и благосостояния людей. Широко разрекламированный “путь АСЕАН”, посредством которого государства-члены придерживаются спокойной дипломатии и принципиального невмешательства, хорошо послужил блоку на экономическом фронте в первые десятилетия своего существования. Но по мере усиления международной критики, в настоящее время неэффективность стратегии “ничего не вижу, ничего не слышу” в решении внутренних проблем – очевидна.

Малайзия, кажется, признает это. На недавней встрече министров иностранных дел АСЕАН в Янгоне, они призвали к координации гуманитарной помощи и расследованию предполагаемых зверств против Рохингья. По итогам встречи, Мьянма выразила готовность предоставить гуманитарный доступ и информировать членов АСЕАН.

Для АСЕАН настало время прислушаться к этому призыву, изменить свой принцип работы, так чтобы зрелые демократии, такие как Сингапур и Малайзия – которые занимают высокие позиции в показателях человеческого развития – могли стать ответственными мировыми лидерами, а также расширить свой потенциал в решении гуманитарных проблем. АСЕАН должна вырасти в сильное, политически подотчетное сообщество, подобное Европейскому союзу. Чтобы это сделать, она должна найти мирные, но эффективные пути смягчения того, что сейчас является региональным гуманитарным кризисом.

По неофициальным оценкам, в настоящее время, только в Бангладеш могло бы находиться больше, чем 500000 беженцев Рохингья. В результате последней военной интервенции, прибыли еще 20000 Рохингья. Это ставит Бангладеш, который и так изо всех сил пытается предоставить базовые услуги своим собственным 170 миллионам граждан, в крайне тяжелое положение.

Ранее заместитель министра иностранных дел Мьянмы посетил Дакку для переговоров. А группа из трех членов Консультативной комиссии Мьянмы по штату Ракхайн посетила трущобы Рохингья в прибрежной зоне Бангладеш, граничащей со штатом Ракхайн.

АСЕАН могла бы в этом помочь. Государства-участники, такие как Сингапур поддерживают дружественные отношения как с Мьянмой, так и с Бангладеш, и, таким образом, могли бы послужить платформой для двух стран, чтобы собраться вместе и прийти к долгосрочным решениям проблемы нескольких десятилетий.

Но, в первую очередь АСЕАН должна принять решение поднять свой политический вес, и израсходовать часть своего политического капитала на то, чтобы добиться справедливого и долгосрочного урегулирования. Если это произойдет, она может выступать в качестве добросовестного посредника между Мьянмой, Бангладеш, и, самое главное, представителями общины Рохингья, которые достаточно долго страдали от преследования.