0

Кино

КАННЫ. Каннский кинофестиваль этого года был отмечен разительным контрастом между тем, что разворачивалось на набережной Круазетт, окруженной пальмами пешеходной дорожки, протянувшейся между роскошными отелями и лазурным Средиземным морем, и фильмами, дебютировавшими на экране.

Вне дворца, на улице, были блестящие, богатые и позирующие знаменитости. Молодые женщины на высоких одиннадцатисантиметровых каблуках и в откровенных нарядах прогуливались в поисках богатых мужчин либо были привезены ими для украшения кораблей и вечеринок по поводу премьер. Каждый вечер парад звезд по красной ковровой дорожке мимо фотографов, стоящих по обе ее стороны, представлял собой реликт прошлого, более ритуального времени.

Внутри дворца, массивного брутального сооружения, в котором проходил показ фильмов на экране, в этом году были представлены сказки об обычных людях либо о бедных людях, борющихся с последствиями глобальных проблем, которые все больше нас объединяют – либо противостоящие болезненным политическим конфликтам, которые были «похоронены» официальными историками. Если на прошлых кинофестивалях в Каннах были представлены различные типы историй, то фильмы, представленные в этом году, совершенно четко показали, что в современном сглаженном и высокотехнологичном мире на самом деле есть только одна история – с сотням различных отклонений.

Фильм талантливого тайского режиссера Апичатпонга Верасекула (Apichatpong Weerasethakul) «Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни» (Uncle Boonmee Who Can Recall His Past Lives), был награжден «Золотой пальмовой ветвью». Эта совместная испанско-немецко-французско-британско-тайская работа, представляющая собой тип объединенных международных усилий, которые мы все больше видим в кинематографе, является формой трансграничного сотрудничества в области искусства, которая должна показать направление для других форм общественно-гражданских проектов.