0

Закончили ли мы с малярией?

ВАШИНГТОН, округ Колумбия – Для тех, кто на передовой борется с малярией, новости о разработке вакцины против паразита впечатляют. В 2013 году болезнь была ответственна за 584,000 смертей, почти 90% из которых в странах Черной Африки; около 78% ее жертв составляют дети в возрасте до пяти лет. В 97 странах, в которых малярия является эндемической, это наносит ущерб экономической производительности тем, кто меньше всего могут себе это позволить: бедным людям с ограниченным доступом к лечению и уходу.

В июле Регулирующее Агентство Европейского Союза по Медицине одобрило использование RTS,S – вакцины, также известной под торговой маркой, Mosquirix - для применения у детей от шести недель до 17 месяцев. Прошло около 30 мучительных лет с того момента, как исследователи фармацевтической компании GlaxoSmithKline (GSK) начали работать над вакциной, и мировое сообщество здравоохранения уже давно оценило ее важность в снижении тяжести болезни, и как ожидается, Всемирная Организация Здравоохранения, в ноябре сделает заявление о применении Mosquirix в странах, где малярия является эндемическим заболеванием.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Утверждение вакцины, является важным шагом в правильном направлении для профилактики и борьбы с малярией. Это также свидетельствует о нескончаемой силе социальной благотворительности, партнерстве и международном сотрудничестве. Тем не менее, многие вопросы, касающиеся внедрения вакцины – и ее интеграции в системы здравоохранения некоторых беднейших стран мира – остаются без ответа.

Стоимость, вероятно, является самым важным вопросом. Многие из тех, кто больше всего нуждаются в новой вакцине, бедны. Остается выяснить, будет ли возможным “справедливое ценообразование”, учитывая миллионы долларов, вложенных в исследования и разработки. GSK заявила, что вакцины Mosquirix будут предоставлены “не для получения прибыли”; но фармацевтической компании необходимо остаться безубыточной.

И кто на самом деле заплатит? В прошлом, многие африканские правительства проявляли хоть какую-то готовность инвестировать в инфраструктуру общественного здравоохранения; но политическая приверженность вакцине могла бы означать перераспределение ресурсов из других важных материалов, включая экспресс тесты, дешевые лекарства, безопасные инсектициды и надкроватные противомоскитные сетки длительного использования.

Международные неправительственные организации и частные фонды сотрудничали с государственным сектором в борьбе с малярией, предоставляя средства и привлекая внимание к этой проблеме. Может быть это уж слишком, ждать, чтобы они заплатили за вакцину.

Существуют также вопросы, касающиеся возможности некоторых стран, распределять вакцину, а также неопределенность в том, как она себя поведет в реальных условиях. Например, тестирование для Mosquirix не учитывает возможность того, что родители пренебрегут использовать обработанные инсектицидами надкроватные противомоскитные сетки для своих детей, из-за ложного чувства надежности и безопасности обеспечиваемого вакциной.

Более того, в целях сохранения эффективности вакцины, ревакцинацию необходимо провести после начальных трех доз. Без нее, эффективность падает до незащищенных уровней. Будут ли правительства, действительно готовы потратить на это миллионы долларов?

Наконец, многие родители в странах Черной Африки в настоящее время не прививают детей по целому ряду причин, в том числе из-за недоверия чиновникам системы здравоохранения и невежества. Вакцина против полиомиелита столкнулись с серьезными препятствиями в Нигерии, и новую вакцину против малярии может ожидать та же участь. Правительства должны будут решить, сделать ли ее применение обязательным или предоставить льготы тем, кто решил прививать своих детей.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Утверждение Mosquirix открывает новый перспективный этап в борьбе против малярии. Но серьезные проблемы также в изобилии. Чтобы их решить, африканские страны должны инициировать, разрабатывать и поддерживать национальный научно-исследовательский потенциал и менее затратные модели для предоставления помощи. Исследования и инвестиции в физическую и социальную инфраструктуру также должны стать приоритетом.

За то время, что заняло у вас прочтение этой статьи, пять детей могут умереть от малярии. Через десять лет, благодаря Mosquirix, эта статистика могла бы стать не более, чем плохое воспоминание. По крайней мере, сегодня мир имеет новое оружие в борьбе, чтобы уменьшить дальнейшие потери от заболевания.