1

Мораль и экономический спад

ЛОНДОН – После первой мировой войны Г. Уэльс написал, что гонка шла между моралью и разрушением. Человечеству необходимо прекратить решать споры военным путем, сказал Уэльс, или технологии его уничтожат.

Однако его экономическое письмо столкнулось с совершенно противоположным миром. Технологии здесь были настоящим королем. Прометей был великодушным монархом, который рассеял фрукты прогресса среди своих людей. В мире экономистов, мораль не должна стремиться управлять технологиями, но она должна приспосабливаться к ее требованиям. Только поступая подобным образом, можно добиться экономического роста и устранить бедность. Традиционная мораль исчезла, когда технологии приумножили производительную силу.

Мы зацепились за веру в технологическое спасение, когда ослабло влияние старых вер, а технологии стали более изобретательными, чем когда-либо. Результатом стала наша вера в рынок, поскольку рынок – это колыбель технологических изобретений. Во имя этой веры мы все включились в глобализацию - самое масштабное расширение рыночной экономики.

Ради глобализации сообщества потеряли свою уникальность, рабочие места стали создаваться  за океаном, а навыки постоянно перепроектировались. Апостолы глобализации говорят нам, что массовое ухудшение условий жизни большинства людей необходимо для «эффективного распределения капитала» и «сокращения операционных затрат». Этику, которая сопротивлялась данной логике, заклеймили «препятствием прогрессу». Защита – долг, который сильный несет перед слабым – превращалась в Протекционизм - нечто злое, что приводило к войне и коррупции.