Skip to main content

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated Cookie policy, Privacy policy and Terms & Conditions

south korea new president Jung Yeon-je/AFP/Getty Images

Южно-Корейская Остполитика Муна

СЕУЛ – Мун Чжэ Ин от Демократической партии Кореи, был только что избран президентом Южной Кореи. В демократической истории страны, это второй переход власти от консерваторов к либералам. Это началось неожиданно в октябре прошлого года, когда разразился коррупционный скандал с участием тогдашнего президента Пак Кын Хе, кульминацией которого стал ее импичмент и отстранение от должности в начале этого года. Хотя отстранение Пак было болезненным, оно также продемонстрировало устойчивость Южнокорейской демократии.

Мун приступит к своим обязанностям в период обострения напряженности с Северной Кореей. Чтобы понять, какого рода политику он будет проводить, необходимо ознакомиться с либеральным внешнеполитическим мышлением в Южной Корее со времен президентства Ким Дэ Чжуна в 1998-2003 годах.

Ким наблюдал, как Холодная Война в Европе подошла к мирному концу, и он хотел довести продолжающуюся конфронтацию своей страны с коммунистическим Севером до аналогичного ненасильственного исхода. Поэтому он преследовал прямое сотрудничество с Северной Кореей, а его “Политика солнечного света” была продолжена его преемником Ро Му Хёном. До того как он скончался в 2009 году, Ро (под которым я служил Министром иностранных дел) был политическим наставником и близким другом Муна.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/5e0o6wAru;
  1. roach111_westend61_getty images_shipping trade Westend61/Getty Images

    A Global Economy Without a Cushion

    Stephen S. Roach

    From 1990 to 2008, annual growth in world trade was fully 82% faster than world GDP growth. Now, however, reflecting the unusually sharp post-crisis slowdown in global trade growth, this cushion has shrunk dramatically, to just 13% over the 2010-19 period, leaving the world economy more vulnerable to all-too-frequent shocks.

    0