2

Охота на тигров в Китае

КЛЕРМОНТ, КАЛИФОРНИЯ – Китай решился на самую смелую меру с момента открытия председателем Си Цзиньпином антикоррупционной кампании – объявил о начале официального расследования «серьезных дисциплинарных проступков» одного из старейших деятелей Коммунистической партии Китая – Чжоу Юнкана. Хотя слухи о закате политической карьеры Чжоу ходили почти год, любому, кто знаком с китайскими политическими интригами, было понятно: пока КПК не объявила об этом официально, многочисленные покровители и друзья Чжоу все еще могут его спасти. Сейчас официальное заявление сделано: «мега-тигр» свергнут с пьедестала. Но в этом ли нуждается Китай?

С 2012 года, когда Си начал, по его собственным словам, «охоту на тигров», более трех десятков министров, губернаторов провинций и других чиновников высокого уровня попались в его сети. Но Чжоу – это не просто тигр. Как бывший член Постоянного комитета Политбюро, высшего руководящего органа КПК, он считался неприкосновенным.

С момента окончания «культурной революции» КПК руководствовалась негласным правилом: члены Постоянного комитета Политбюро, действующие или в отставке, не подвергаются уголовному преследованию. Некоторых из них, конечно, изгоняли в процессе борьбы за власть: например, при конфликте, приведшем к падению Хуа Гофэна, непосредственного преемника Мао, в начале 80-х годов. Но побежденные обычно тихо уходили в отставку, и им никогда не предъявляли официальных обвинений в коррупции.

С учетом такой предыстории, преследование Чжоу – знаковое событие, намного более важное, чем проходивший год назад интригующий судебный процесс над Бо Силаем, бывшим секретарем Коммунистической партии в Чунцине. Оно недвусмысленно демонстрирует личный авторитет и политическую волю Си Цзиньпина. Но вопрос остается в силе: чего именно он пытаетмя достичь с помощью самой устрашающей в истории Китая за более чем три десятилетия антикоррупционной кампании?