US Secretary of State nominee Mike Pompeo testifies before the Senate Foreign Relations Committee JIM WATSON/AFP/Getty Images

Пример тайной дипломатии

КЕМБРИДЖ – Когда Сенатор Нью-Джерси Роберт Менендес объявил, что он будет выступать против выдвижения Майка Помпео на пост госсекретаря США, он объяснил, что он это сделает, потому что Помпео, в настоящее время директор ЦРУ, утаил, что он ездил в Северную Корею на Пасхальный уик-энд в качестве посланника Президента Дональда Трампа.

Для Менендеза, дерзость и секретность подготовки администрации Трампа к запланированному саммиту между Трампом и лидером Северной Кореи Ким Чен Юном были неприемлемыми. “На данный момент я не жду, что дипломатия будет обсуждаться открыто – сказал Менендес в недавнем выступлении, – но я надеюсь, что кто-то, кто является кандидатом на пост госсекретаря, когда он будет разговаривать с руководством комитета и получит конкретные вопросы по Северной Корее, поделится некоторой информацией о таком визите. Я считаю, что высокопоставленный дипломат нашей страны должен быть откровенным”.

Конституция США возлагает на сенаторов ответственность утверждать, большинством голосов, кандидатов в кабинет президента. Основатели Америки стремились обеспечить, чтобы лица, занимающие высокие посты общественного доверия, были хорошо подготовлены не только с точки зрения отдельного лица, но и после тщательной проверки независимо избранным Сенатом.

При исполнении своих конституционных обязанностей, сенаторы должны тщательно проанализировать свои критерии, чтобы обеспечить то, что конституция называет “совет и согласие”. Существует много веских причин, по которым сенаторы могут принять решение поддержать или выступить против выдвижения Помпео. Но сокрытие Помпео того факта, что он занимался тайной дипломатией, в их число не входит.

Безусловно, несмотря на то, что она была оплотом внешней политики США, у тайной дипломатии всегда были свои критики. Некоторые утверждают, что это вид обмана, который подрывает прозрачность и ответственность, на которых основана американская демократия. Другие не выступают против тайной дипломатии как таковой, но считают, что поддержание разумной степени демократической подотчетности требует информирования небольшого круга лидеров конгресса. Критикуя Помпео за то, что он не был «откровенен» даже с “руководством комитета”, Менендес выразил оба этих опасения.

Вместе с тем, история тайной дипломатии, как в республиканских, так и в демократических администрациях, наглядно иллюстрирует свои преимущества. Самый важный дипломатический прорыв Холодной войны, налаживание отношений с Китаем, начался с секретных переговоров между Генри Киссинджером, советником Президента США Ричарда Никсона и Премьер-министром Китая Чжоу Эньлаем. Совершенно секретная поездка Киссинджера в Пекин в 1971 году заложила основу для исторического визита Никсона в следующем году. И потепление Китайско-Американских отношений способствовало расширению разногласий между Китаем и Советским Союзом, противником Америки в Холодной войне.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Аналогичным образом, дипломатическое достижение Президента Барака Обамы, подписание ядерного соглашения с Ираном в 2015 году, не могло быть достигнуто без секретных переговоров. В марте 2013 года, Обама отправил двух высокопоставленных чиновников Государственного департамента Уильяма Дж. Бернса и Джейка Салливана, начать тайные переговоры с иранцами в Омане. Учитывая, что дипломатические отношения между двумя странами были разорваны уже более 30 лет, и что каждая страна была радиоактивной во внутренней политике другой, проведение публичных предварительных переговоров было бы обречено на провал.

Вскоре, тайные переговоры привели американских чиновников к выводу, что иранцы серьезно настроены на официальные переговоры. Втайне, переговорщики из США и Ирана работали над планом того, что в конечном итоге стало Совместным комплексным планом действий (JCPOA). JCPOA заблокировал все основные пути Ирана стать ядерной державой, запретив стране переработку плутония или обогащение урана до уровня необходимого для производства оружия. Он также ликвидировал две трети иранских центрифуг и 98% его запасов обогащенного урана; и он установил режим самой интрузивной проверки и инспекции когда-либо заключавшийся.

Но насколько сложными были переговоры с Ираном, переговоры с Королевством Отшельником Кима будут еще сложнее. Соединенные Штаты и Северная Корея технически все еще находятся в состоянии войны, поскольку не был заключен официальный мирный договор о прекращении военных действий и перемирии в Корейской войне 1950-1953 годов. Более того, каждое прошлое соглашение о безъядерной зоне между двумя странами было провалено, и, с тех пор, как Трамп вступил в должность, он и Ким забрасывали друг друга оскорблениями и угрозами. В этом контексте, отправка тайного посланника в Пхеньян, чтобы заложить основу для продуктивных переговоров, это именно то, что должны были сделать США.

Тем не менее, все еще сохраняется вопрос, почему этот посланник не будет информировать внешнеполитических лидеров Сената о своей работе, особенно когда он стремится стать главным дипломатом Америки. Один из ответов заключается в том, что администрация Трампа, вероятно, считает, что при информировании Конгресса секретные переговоры перестанут быть таковыми. В ходе прошлогоднего расследования о возможном сговоре кампании Трампа с Россией перед президентскими выборами в США, в 2016 году, Конгресс просачивал информацию как сито, и многие демократы из Конгресса дали понять, что они будут «сопротивляться» каждому шагу Трампа. Таким образом, вполне разумно, что Помпео опасается того, что информированность о его секретных переговорах выльется в попытку подорвать саммит и лишить администрацию потенциальной политической победы.

Прозрачность и ответственность, по-прежнему являются важными Американскими нормами. Но история американской дипломатии показала, что секретность часто является неотъемлемой составляющей успеха. И кроме того, конституция дает президенту широкую свободу действий в области внешней политики. Вот почему, даже некоторые из коллег демократов Менендеза, которые могут выступать против Помпео по политическим мотивам, приветствовали информацию о его визите в Северную Корею. Как выразился Сенатор Коннектикута Крис Мерфи: “Я буду с вами честен, я рад, что в администрации Трампа кто-то на высоком уровне говорит с северокорейцами о том, какими могут быть параметры этой встречи”.

Мерфи прав. Имеются веские основания выступать против кандидата на пост госсекретаря. Но сокрытие секретных подготовительных переговоров к самому важному президентскому саммиту века не является одним из них.

http://prosyn.org/9C4EgWl/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.