6

Будущее регулирование миграции

ДАККА – Мы живем в быстро развивающемся, гипер-взаимосвязанном мире, где товары, капитал и люди более мобильны, чем когда-либо прежде. Но, в то время как страны проявили готовность к сотрудничеству по обмену товаром и капиталом, международное сообщество проявило небольшой интерес к улучшению способа урегулирования мобильности людей.

После широкомасштабного преследования и перемещения людей во время Второй Мировой Войны, мировые лидеры сделали смелый шаг к разработке Конвенции о статусе беженцев 1951 года. При этом они отказались от меры национального суверенитета – приняв принцип невыдачи – в целях содействия глобальной солидарности по отношению к беженцам.

С другой стороны, руководство стран рассматривало миграцию как нечто временное, чем можно было бы управлять, по мере поступления, посредством односторонних или двусторонних соглашений, в основном предназначенных для удовлетворения конкретного рынка труда в странах с развитой экономикой. Оглядываясь назад, теперь ясно, что этот подход был недостаточным для борьбы с повышением человеческой мобильности, которая пришла вместе с глобальной и региональной экономической интеграцией.

Когда пишут об иностранных работниках в Швейцарии, швейцарский драматург Макс Фриш как-то отметил, что, “Мы попросили работников. Мы взамен получили людей”. Он имел в виду, что мигранты не являются товарами, которые могут быть экспортированы или импортированы, и они не должны быть эксплуатированы, как если бы они таковыми были. Мигранты – это люди с правами, и они мотивированы сложным сочетанием личных желаний, страхов и семейных обязательств. Многие мигранты ищут работу, потому что они остались в стороне от неравно распространенных выгод глобализации, и они не видят для себя будущего, если останутся там, где они есть; многие другие были перемещены в результате конфликтов или стихийных бедствий.