0

Борьба с конзо

ИСТ-ЛАНСИНГ, МИЧИГАН – Слишком много предотвратимых болезней, от СПИДа до желтой лихорадки, уже давно причиняют страдания африканскому региону к югу от Сахары. Но чтобы их искоренить, необходимо понимание болезни, о которой идет речь, деньги, образование, поддержка государства, планирование и, не в последнюю очередь, интерес со стороны общества и всего мира к решению проблемы.

Поговорим о предотвратимой болезни, о которой большинство лю��ей никогда не слышали: конзо, постоянное, необратимое расстройство центрального двигательного нейрона, распространенное в сельских районах Африки южнее Сахары, для которых горькие сорта маниоки считаются основной культурой. Конзо появляется, когда клубни маниоки неправильно приготовлены перед употреблением, для которого обычно требуется замачивание до начала брожения, а потом сушка на солнце в течение дня, что разрушает циангеновые соединения. Сотни тысяч людей в сельских районах могу быть поражены во время каждой вспышки.

Aleppo

A World Besieged

From Aleppo and North Korea to the European Commission and the Federal Reserve, the global order’s fracture points continue to deepen. Nina Khrushcheva, Stephen Roach, Nasser Saidi, and others assess the most important risks.

Болезнь конзо особенно распространена в Демократической Республике Конго, Центральноафриканской Республике, Мозамбике и Танзании, и ее вспышки зачастую следуют за засухами или конфликтами, когда запасы еды истощаются. Сильнее всего страдают женщины и дети, особенно в экономически трудные времена, когда у них нет доступа к мясу, бобам и другим источникам серосодержащих аминокислот, необходимых, чтобы печень выводила цианид из организма.

Не заметить последствия тяжело. Всемирная организация здравоохранения определяет конзо как видимое спастическое нарушение походки при ходьбе или беге; история появления болезни у прежде здорового человека сопровождается не прогрессирующим течением, а затем повышенной дрожью колен или лодыжек без признаков заболеваний позвоночника.

Тяжесть конзо варьируется. Согласно классификации ВОЗ 1996 года, болезнь считается легкой, когда больному не нужно регулярно пользоваться костылями; средняя тяжесть подразумевает использование одной или двух палок; а тяжелая форма означает, что больной прикован к постели или не может ходить без посторонней помощи.

Поскольку болезнь конзо изначально характеризовалась чисто как заболевание центрального двигательного нейрона, затрагивающее только двигательные пути в центральной нервной системе, предполагалось, что когнитивные эффекты минимальны. Но позже появились новые электрофизиологические свидетельства, которые предполагают, что это также может повлиять на функционирование верхнего мозга. Документируя нейрокогнитивные нарушения у детей с конзо, мы с коллегами заметили также суб-клинические симптомы даже у здоровых детей, живущих в семьях, пострадавших от конзо. Этот вывод основан на их результатах в более специализированных нейрокогнитивных тестах на память и обучаемость.

Эти скрытые симптомы могут определять состояние, предшествующее конзо, выступая предупреждением, что ребенок находится на грани заболевания. Таким образом, нейрокогнитивные эффекты, наблюдаемые у здоровых детей и детей из семей и районов, пораженных конзо, повышают важность обеспечения продовольственной безопасности в регионах, зависимых от горьких сортов маниоки с высоким уровнем цианогеновых соединений.

С этой целью Фонд Билла и Мелинды Гейтс поддерживает исследования, ведущие к открытию нетоксичных, высокоурожайных сортов маниоки. Эти генетически модифицированные штаммы смогут расти даже в деградированной почве, таким образом, людям больше не придется обращаться к более токсичным сортам.

Но распространение этих более безопасных штаммов оказывается сложным делом. Районы, пораженные конзо, испытывают недостаток сельскохозяйственного, образовательного и здравоохранительного потенциала и инфраструктуры, необходимой для внедрения необходимых изменений. По той же причине эти регионы не в состоянии диверсифицировать свои собственные основные продукты питания и включить более безопасные культуры, такие как просо, кукуруза или бобы.

Поскольку отсутствует лечение неврологического ущерба, который причиняет конзо, борьба с болезнью должна сосредоточиться на предотвращении. В то время как это подразумевает демонстрацию преимуществ новых штаммов маниоки и других культур, основной акцент должен быть сделан на просвещении людей, особенно сельских женщин, касательно опасности употребления необработанной маниоки, а также их обучении тому, как правильно готовить ее безопасно. Используя социальный маркетинг, соответствующий культуре, схожий с обучением против ВИЧ, информация может быть распространена в социальных сетях, через мобильные телефоны, радио и телевидение.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Надо отметить, что общины в пострадавших регионах уже долгое время следуют безопасным практикам. Но они могут не знать, почему эти практики так важны, и, следовательно, о том, какие последствия могут проявиться, если этим практикам не следовать. Особенно во времена потрясений и растущего дефицита продовольствия замачивание очищенных клубней в течение трех дней до наступления брожения, а потом их сушка на солнце в течение дня может показаться непозволительной роскошью. Но это не так.

Миллионы людей подвержены риску заболевания конзо, и вспышка этого заболевания может произойти в любой момент. Неврологические повреждения могут быть изнурительными, а также неизлечимыми. Поскольку мы знаем, как это предотвратить, мы обязаны действовать.