0

Мексиканский лабиринт неопределенности

Что вызывает экономический рост стран - это, пожалуй, наиболее занимательный вопрос в экономической науке, а также один из необычайно важных вопросов в политическом и в геополитическом плане. В поисках ответа на этот вопрос пример Мексики, которая не является экономическим тигром, таким как Китай или Сингапур, и не «бездельником», таким как африканские и карибские государства, может оказаться очень поучительным.

Во время последней своей поездки в Мехико я разговаривал со многими мексиканцами о состоянии экономики их страны и об их надеждах на будущее. Я расспрашивал их о долгосрочных ожиданиях и об их мыслях в отношении экономических перспектив Мексики на предстоящие десятилетия. Из всего услышанного можно сделать вывод, что среди большинства мексиканцев превалирует чувство большой неопределенности в отношении будущего - возможно, той самой, что лежит в основе нашего несовершенного понимания феномена экономического роста как такового.

Мексиканцы, как кажется, полагают, что, возможно, уровень жизни в их стране в последующие несколько десятилетий будет близок к уровню жизни в США. Но они также с такой же вероятностью допускают возможность того, что уровень жизни в их стране упадет даже ниже нынешнего. Такая смесь оптимизма и страха относится ко всем в одинаковой мере, и к мексиканскому бизнесу, и к мексиканским семьям.

У людей есть все основания испытывать чувство оптимизма. Заключенный в 1994 году договор о свободной торговле стран Северной Америки (NAFTA) между Мексикой, США и Канадой, способствовал быстрому восстановлению мексиканской экономики после кризиса песо в 1994-95 годах. В действительности, участие в договоре NAFTA стало таким популярным, что мексиканское правительство разработало многие другие договоры о свободной торговле, в том числе договор с Евросоюзом в 2000 году.