Photo by Carlos Tischler/Getty Images

Мексика получает собственного Трампа

МЕХИКО – Президент США Дональд Трамп был самой сильной головной болью для мира за последние 18 месяцев, и, возможно, ни одна страна не пострадала от этого больше, чем Мексика. На только что завершившихся президентских выборах в Мексике из трех основных претендентов невозможно было выбрать более неподходящего человека для обуздания хулигана из Белого дома, чем победитель, Андрес Мануэль Лопес Обрадор, известный как «Амло». Тем не менее, мексиканский народ выбрал именно его, и ему придется иметь дело с Трампом на протяжении большей части, если не всего своего шестилетнего президентского срока.

Отношения Мексики с Соединенными Штатами не были центральной темой кампании и не входят в число приоритетов Амло. Но они наверняка затронут мексиканцев сильнее, чем большинство других вопросов.

Между Амло и Трампом есть кое-что общее. Оба производят впечатление искренних экономических националистов: Трамп надеется сделать США самодостаточными по алюминию и стали, в то время как Амло стремится к тому же самому для Мексики по кукурузе, пшенице, говядине, свинине и пиломатериалам. Оба не одобряют торговые соглашения, хотя и уравновешивают их неприятие прагматичной избирательностью: Трамп вышел из Транс-Тихоокеанского партнерства, но не из Североамериканского соглашения о свободной торговле (пока что), а Амло заявляет, что продолжит переговоры по НАФТА с США и Канадой в духе линии, проводимой нынешним президентом Энрике Пенья Ньето.

Каждый из них очень не любит страну другого и потворствует своим сторонникам-националистам, которые иногда перегибают палку в своем рвении. Но оба знают, что должны договариваться, приспосабливаться и смиряться с реалиями жизни.

Несмотря на эти общие черты – или как раз из-за них – Трамп и Амло почти наверняка вызовут усиление подозрительности и напряженности в американо-мексиканских отношениях, поскольку объективные факторы и субъективные страсти усугубляют старые трения и подпитывают новые. Торговля, иммиграция, наркотики, безопасность и региональные проблемы будут по-прежнему доминировать в двусторонней повестке дня, и на всех этих фронтах Амло столкнется с самым враждебно настроенным из президентов США за почти сто лет.

Что касается торговли и пошлин, хотя конкретные позиции Амло неизвестны, многие из его экономических предложений противоречат букве или духу НАФТА. Установление минимальных цен на многие сельскохозяйственные продукты и обеспечение того, чтобы Мексика производила все, что потребляет, противоречит многим положениям НАФТА, а также цели Трампа – сокращению двустороннего торгового дефицита США.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Амло, вступающий в должность только 1 декабря, обязался отстаивать договор и продолжать переговоры с целью его пересмотра. Однако даже в лучшем случае смена караула задержит окончательное соглашение и его ратификацию тремя странами. Тем временем постоянные угрозы Трампа выйти из НАФТА или ввести новые пошлины – например, на экспорт мексиканских автомобилей в США – неизбежно вызовут раздражение у новых лидеров Мексики.

Иммиграция, вероятно, будет еще более чувствительной темой. Настоятельное требование Трампа возводить стену вдоль всей границы, растущее количество депортированных из центральной части США мексиканцев, мигранты из Центральной Америки, едущие через Мексику, отделение детей иммигрантов от родителей при задержании, а также дипломатическое и риторическое давление Трампа по всем этим фронтам не облегчат ситуацию. Заискивание Пенья Ньето перед США по большинству из этих вопросов, начавшееся с момента, когда он пригласил Трампа, еще кандидата в президенты, в Мехико в разгар президентской кампании, логичным образом побудит Амло максимально дистанцироваться от него, выступая против Трампа настолько часто, как он может, пусть даже чисто символически.

Пенья Ньето предупреждал, что будет использовать иммиграцию и безопасность как козыри в борьбе за целостный подход ко всем вопросам двусторонних отношений. Но никогда этого не делал. Как только Амло выйдет за рамки своих упрощенных взглядов и поймет сложность связанных с этим проблем, у него возникнет соблазн сделать то, на что не решился Пенья Ньето. Мексика может использовать ряд средств в отношении иммиграции, например, ослабление контроля на южной границе с Гватемалой или отказ в приеме депортированным из США, если американские власти не смогут подтвердить их мексиканское гражданство. Поскольку промежуточные выборы пройдут в ноябре, да и президентская кампания 2020 года не за горами, Трамп вряд ли сможет обойтись без обуздания националистических порывов своих сторонников.

Война с наркотиками пребывает на аналогичном перепутье. Опиоидный кризис в США по-прежнему в разгаре, и значительная доля потребляемого героина и фентанила приходит из Мексики, непосредственно или транзитом. И наоборот, все больше штатов США легализуют марихуану для медицинских и/или рекреационных целей; Канада сделала то же самое. Хотя Амло очень консервативен в этих вопросах и выступает против любой легализации, ему будет трудно поддерживать прежний уровень сотрудничества с США в области соблюдения законов о наркотиках. Общественная неприязнь к Трампу и возмущение скрытным, навязчивым и, вероятно, незаконным характером этого сотрудничества, сложившегося при двух предшественниках Амло, не позволят сделать это беспрепятственно.

Амло намекнул, что верит в некую амнистию для тех, кто выращивает в небольшом количестве марихуану и мак, но не для наркобаронов. Однако, где граница между ними, не всегда ясно. Крестьяне в Герреро выращивают опийный мак для картелей, а не для самих себя. И Управлению по борьбе с наркотиками США не понравится любое отступление от линии предыдущих мексиканских президентов – продолжения дорогостоящей, кровавой и бесполезной войны с наркотиками в Мексике.

Разумеется, в американо-мексиканских отношениях есть и другие вопросы – от обмена разведывательными данными и борьбы с терроризмом до региональных кризисов, таких как Венесуэла, Никарагуа и, возможно, Куба. Амло почти наверняка поддержит сотрудничество Мексики по первой группе проблем, в то же время возвращаясь к традиционной и архаичной антиинтервенционистской позиции Мексики по вопросам региональной дипломатии. Но Трампа больше интересует безопасность, чем президент Венесуэлы Николас Мадуро или президент Никарагуа Даниэль Ортега, поэтому реального разрыва здесь можно избежать.

Жажда перемен в Мексике, а также некомпетентность уходящей администрации и потеря ею авторитета, вероятно, сделали победу Амло неизбежной. Теперь мексиканцам придется посмотреть в лицо последствиям своего выбора, а их страна – в большей степени, чем многие другие – должна столкнуться с последствиями выбора, сделанного США в 2016 году.

http://prosyn.org/tMMUmt4/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.