Mexico city street food Robin Cerutti/Getty Images

Мексиканский парадокс

КЕМБРИДЖ (США) – В мире найдётся мало стран, чья экономика представляет собой такой же большой парадокс, как экономика Мексики. В середине 1990-х годов, после серии макроэкономических кризисов, Мексика приступила к смелым реформам, которые должны были поставить её на рельсы быстрого экономического роста. Она проводила разумную макроэкономическую политику, либерализовала экономику, подписала Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), инвестировала в образование и применяла инновационные решения для борьбы с бедностью.

Во многих отношениях эти реформы оправдались: была достигнута макроэкономическая стабильность, внутренние инвестиции выросли на два процентных пункта ВВП, средняя продолжительность обучения населения увеличилась почти на три года. Но, наверное, самые яркие результаты были достигнуты на внешнем фронте. Экспорт подскочил с 5% до 30% ВВП, а соотношение притока прямых иностранных инвестиций к ВВП утроилось.

Но в самом важном аспекте – в общей производительности труда и темпах роста экономики – мы видим историю большого разочарования. С 1996 года усреднённые темпы экономического роста Мексики в пересчёте на душу населения оказались ниже 1,5%, а общая факторная производительность стагнировала или даже снижалась.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/BlhbYy2/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.