Arab pumping oil Getty Images

Испытание ценами на нефть для правительств Ближнего Востока и Северной Африки

ВАШИНГТОН – С января 2016 года, когда завершился длившийся два года резкий спад цен на нефть, они выросли более чем вдвое. Как правило, повышение цен – это плохо для стран-импортёров нефти и хорошо для её производителей. Но в странах Ближнего Востока и Северной Африки (регион MENA) новый подъём цен стал серьёзным испытанием не только для импортёров, но и для производителей нефти. Результаты этого теста определят траекторию будущего экономического развития региона.

Страны MENA, как импортёры, так и производители энергоресурсов, уже давно полагаются на энергосубсидии как на инструмент социальной защиты и – в случае стран-производителей – более широкого распределения доходов от своих ресурсных богатств. По данным Международного валютного фонда, в 2011 году общая сумма доналоговых энергосубсидий в регионе достигала $240 млрд, что соответствовало 22% доходов бюджетов этих стран и почти половине общей суммы энергосубсидий в мире.

Но в последние годы, а особенно после того, как в 2014 года цены на нефть начали падать, страны MENA стали отучать потребителей и бизнес от субсидированных цен на энергоресурсы, одновременно занявшись модернизацией и диверсификацией экономики. В условиях повышения уровня нефтяных цен возникает риск, что эти страны вернуться к практике расточительных расходов, что увеличивает вероятность резкого роста госдолга.

Возврат к старым привычкам является особенно рискованным потому, что нет никаких гарантий, что цены на нефть будут и дальше расти или хотя бы стабилизируются на нынешнем уровне.

 [График]

Да, конечно, активный рост мирового спроса на нефть, а также возобновление американских санкций против Ирана и снижение добычи нефти в Венесуэле и Анголе будут создавать повышающее давление на цены. Но производители сланцевой нефти в США быстро реагируют на изменения рыночной ситуации, и эта реакция, скорее всего, окажет мощное сдерживающее влияние на мировые цены: маловероятно, что вернутся те трёхзначные цифры, которые наблюдались на пике в 2014 году.

What do you think?

Help us improve On Point by taking this short survey.

Take survey

Кроме того, хотя рост цен, начавшийся в 2015 году, значительно ускорился в конце 2016 года, когда члены Организации стран экспортёров-нефти (ОПЕК), Россия и некоторые другие производители договорились о снижении добычи, совершенно не известно, будут ли данные ограничения продлены. Более того, на фоне роста цен страны ОПЕК не будут чувствовать необходимости в соблюдении этих ограничений и начнут повышать добычу, что, в свою очередь, вызовет снижение цен.

Всё это означает, что краткосрочные перспективы нефтяных цен выглядят, мягко говоря, неопределённо. Именно поэтому правительства стран MENA, воспользовавшиеся падением цен на нефть для сокращения размеров топливных субсидий, которые разоряют их бюджеты, должны действовать осторожно. Долгосрочные негативные последствия отказа от критически важных и трудных реформ могут значительно перевесить любые краткосрочные выгоды.

Рост мировых цен на нефть должен вызвать рост внутренних цен, если, конечно, власти не начнут использовать субсидии для защиты местных потребителей от этого эффекта. Но хотя такой подход позволяет предотвратить падение спроса в краткосрочной перспективе, он увеличивает размеры госдолга и сокращает ресурсы для инвестиций в развитие частного сектора и широкие экономические преобразования.

Даже если правительства решат сократить другие статьи расходов ради выплаты этих субсидий, чистый результат окажется негативным. Например, если они сократят субсидирование домохозяйств с низкими доходами, они увеличат трудности наиболее уязвимых категорий населения. Учитывая высокую склонность бедных домохозяйств к потреблению, такое решение ещё и ослабит совокупный внутренний спрос. Это приведёт к снижению темпов роста экономики и создания рабочих мест, причём в странах, которые ломают голову над созданием перспектив занятости для многочисленной молодёжи.

Иными словами, чем больше правительства будут пытаться защитить потребителей от последствий роста цен на нефть, тем больше они (или в некоторых случаях дистрибуторы) потеряют. Следовательно, вместо выбора этого пути, правительства стран MENA должны, в первую очередь, продолжать работу над повышением эффективности государственных инвестиций, в частности, завершив процесс ликвидации топливных субсидий.

Сэкономленные средства этим правительствам надо затем использовать для расширения и укрепления систем социальной защиты, защищая, тем самым, бедняков и одновременно создавая в экономике динамизм, необходимый, чтобы дать бедным шанс вырваться из нищеты. Одновременно власти должны инвестировать средства в структурные реформы для поддержки обновлённого и более конкурентоспособного частного сектора и введения умного регулирования, которое привлечёт частные инвестиции. В некоторых странах это означает ликвидацию барьеров, препятствующих переходу к современной цифровой инфраструктуре и платёжным системам.

Сочетание бурно развивающегося частного сектора с сильными системами социальной защиты будет повышать готовность к рискам и способствовать предпринимательству, а эта два фактора, которые являются мощными моторами долгосрочного роста. Именно это, а не увеличение энергосубсидий, разоряющих бюджеты, нужно странам региона MENA.

http://prosyn.org/p18liU9/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.