14

Экономическая политика, которую должен проводить Трамп

ЛОНДОН – Накануне вступления Дональда Трампа в должность президента США группа из 35 известных международных лидеров бизнеса во главе с гендиректором Unilever Полом Полманом и мной выступила в защиту открытых рынков, в поддержку борьбы с изменением климата, а также с требованием серьёзного отношения к проблеме глобального неравенства. Мы уверены, что это ключевые элементы единственной реальной экономической стратегии для США и всего мира.

Последние электоральные результаты, в том числе избрание Трампа, стали свидетельством роста экономических трудностей у многих домохозяйств в странах развитого мира. За 20 лет, предшествовавших финансовому кризису 2008 года, беспрецедентная глобализация способствовала повышению доходов почти у всех. Доходы самой бедной трети человечества выросли на 40-70%; у трети со средним уровнем доходов они выросли на 80%. А самые богатые (1%) получили от глобализации даже больше, причём настолько больше, что теперь деловая элита столкнулась с мощной негативной реакцией.

Между тем, доходы критически важной группы – домохозяйств с невысоким средним уровнем доходов – практически не выросли. При этом, начиная с 2008 года, именно на эту группа легло основное бремя политики сокращения госрасходов. Неудивительно, что представители этой группы решили, что из-за глобализации они остаются позади; и теперь они требуют перемен.

Администрация Трампа может поддаться искушению заняться проблемами этой группы изолированно, используя протекционистские меры, нацеленные на конкретные отрасли, и пытаясь ограничить внешнеторговую конкуренцию. Однако проблемы, с которыми столкнулись упомянутые домохозяйства, не являются изолированными. Напротив, они является следствием социального и экологического исчерпания превалирующей модели экономического роста – и той версии глобализации, которая опирается на данную модель. Игнорирование данного факта и проведение ограниченной, националистической политики лишь ухудшит ситуацию.

В социальном плане, сравнительно тяжёлая ситуация в американском регионе Ржавого пояса, где поддержка Трампа стала важным фактором его победы, является непреднамеренным следствием быстрого расширения мирового рынка труда. Из-за этого расширения положение работников практически во всём мире стало уязвимым, причём даже в развивающихся странах, чьи работники кажутся «победителями», выигравшими от глобализации в последние десятилетия. Страны и регионы, конкурирующие за привлечение корпоративных инвестиций, являются слабыми переговорщиками и слабыми защитниками высоких трудовых стандартов.

На экологическом фронте ситуация просто ужасна. Из-за деятельности человека наша планета уже преодолела четыре из девяти порогов своей физической безопасности, в том числе в сфере изменения климата и сохранения целостности биосферы. Быстрое увеличение размера издержек от экологического вреда начинает сдерживать рост экономики, а значит, ослабление правил защиты окружающей среды является ложной экономией.

Например, размер ущерба экосистемам и биоразнообразию, причинённого существующими методами работы в продовольственном и сельскохозяйственном секторе, может достигнуть 18% мирового ВВП к 2050 году, что намного выше, чем примерно 3% в 2008 году. В развивающихся рынках, особенно в странах Азии, быстрый рост экономики привёл к появлению опасного для жизни смога и постоянным автомобильным пробкам в городах, которые неспособны расширять свою инфраструктуру достаточно быстро.

Для того чтобы справиться с экологическими проблемами мира и чтобы улучшить положение тех, кто остался позади, потребуются государственные действия, подобные той политике, которую я курировал, работая во Всемирном банке, ООН и правительстве Великобритании. Но потребуется ещё и участие бизнеса.

За время своей работы я лично убедился в том, что рост экономики, подпитываемый бизнес-конкуренцией в глобальном мире, способен сделать для борьбы с бедностью, голодом и болезнями намного больше, чем одни лишь программы, финансируемые правительствами. Однако если конкуренция ведётся безответственно, может произойти и обратное, причём во многих случаях именно так и происходит.

В погоне за возможностями, открываемыми глобализацией, бизнес часто игнорирует интересы работников в развитых странах, оставляя их позади, но при этом подвергает работников в развивающих странах невероятным лишениям. Кроме того, некоторые бизнесмены часто нарушают и занимаются лоббизмом против правил охраны окружающей среды, которые, без сомнения, отвечают нашим общим интересам.

Сегодня я рад видеть, как быстро растущая группа лидеров бизнеса начинает признавать, что увеличение свободы и богатства, которое им обеспечивает глобализация, означает ещё и увеличение ответственности за трудовые ресурсы и окружающую среду. Мы ожидаем, что наша стратегия, призванная гарантировать продолжение процесса глобализации (в пересмотренной, более устойчивой и инклюзивной форме), будет привлекать всё больше деловых лидеров к нашему делу.

Рамки нашей стратегии уже заданы в виде 17 «Целей устойчивого развития», согласованных странами ООН в 2015 году. Достижение этих целей означает достижение достойной зарплаты, условий труда, социальной защиты для всех участников мирового рынка труда, а также позволит сохранить и защитить окружающую среду.

«Цели устойчивого развития» помогут создать равные условия для конкуренции, стимулирующей экономический рост. В четырёх крупных секторах экономики, которые мы рассмотрели в деталях, мы обнаружили, что данная стратегия создаёт возможности получения бизнесом высоких доходов, что поможет повысить мировой ВВП, как минимум, на $12 трлн ежегодно. Другие изменения, которые мы предлагаем (в первую очередь, введение цен на ресурсы, отражающих их полную социальную и экологическую стоимость), помогут гарантировать, чтобы будущий рост экономики защищал и работников, и планету.

Достичь этого результата будет нелегко, поскольку потребуется новый социальный контракт между властью, бизнесом и гражданским обществом. Для успеха все стороны должны относиться к себе как партнёрам по сделке, в которой все должны выиграть, а не как к соперникам в игре с нулевой суммой. Все данные указывают на то, что лишь устойчивая, открытая и инклюзивная мировая экономика способна обеспечить экологически безопасное, экономически процветающее и социально справедливое будущее для человечества.

Что же касается США, то подобная стратегия вполне сочетается с приоритетами, которые декларирует Трамп. Она не только предлагает самое перспективное решение экономических проблем его ключевых сторонников, но и стимулирует рост инфраструктурных расходов, во многом схожий с тем, что уже пообещал Трамп.

Вместо использования бюджетных стимулов на тщетную попытку дать новую жизнь не оправдавшей себя, экологически грязной индустрии, а также старым видам энергоресурсов, администрация Трампа (и руководители стран мира) должны сделать ставку на низкоуглеродное будущее. Многие бизнесмены к ним, несомненно, присоединятся.