4

Смертельный страх науки в Америке

НЬЮ-ЙОРК – Редкое, смертельное и очень заразное заболевание распространяется по всей территории Соединенных Штатов: оно заразило более 100 человек с начала года и больше тысячи остальных подвержены риску. Это не Эбола, которую подразумевали многие, когда был обнаружен первый случай в США и поставлен диагноз пять месяцев назад. Это вспышка кори - болезни, которую Центр США по контролю и профилактике заболеваний объявил полностью ликвидированной еще в 2000 году, благодаря высокоэффективной и безопасной вакцине. Что же случилось?

Начиная с 2000 года, случаи кори в США были в значительной степени обусловлены путешественниками и туристами, приносящими болезнь в страну. Однако в последние годы, корь становится все более распространенной и число случаев превысило 150 в 2013 году, а затем вспыхнуло до 644 в прошлом году – это самое большое количество случаев диагностированных в течение одного года со времен конца 1990-х годов. Вероятно, что в этом году мы опять побьем этот рекорд.

Erdogan

Whither Turkey?

Sinan Ülgen engages the views of Carl Bildt, Dani Rodrik, Marietje Schaake, and others on the future of one of the world’s most strategically important countries in the aftermath of July’s failed coup.

Вспышку в случаях кори можно объяснить в значительной степени увеличением количества непривитых детей. Американцы учатся на собственном горьком опыте, что научно необоснованный скептицизм по поводу безопасности вакцин является чрезвычайно опасным.

Хотя у кори может быть и более низкий уровень смертности, чем у Эболы, но ее способность причинить страдания и смерть - особенно у детей младшего возраста - остается значительной. В самом деле, до того как вакцинация сделала случаи кори редкостью, то болезнь широко боялись и она убивала тысячей детей каждый год.

Трагическая ирония прививок в Америке заключается в том, что они стали жертвами своего собственного успеха. В то время как число людей, которое стало свидетелями последствий кори и других детских болезней - таких, как свинка, краснуха, полиомиелит и коклюш - снизилось, то исчезло и наше обязательство их устранять. Даже после того, как панические утверждения, что прививки вызывают видимые болезни, такие как аутизм, оказались сущей ерундой, они все равно остаются более убедительными, чем угроза заболевания, которое эти люди никогда не видели или не помнят.

Конечно, прививки могут иметь некоторые побочные эффекты, такие как сыпь, усталость, головную боль, или лихорадку. Но утверждения, что значительный и постоянный ущерб от прививок – это распространяющееся явление являются полностью необоснованными.

Эндрю Уэйкфилд был первым, кто заявил, что существует связь между прививками от кори, эпидемического паротита и краснухи и аутизмом в 1998 г. Но вскоре выяснилось, что он фальсифицировал свои показания, и его «исследования» были остановлены. Уэйкфилду позже запретили практиковать медицину в своей стране, Соединенном Королевстве, за «в серьезной степени неадекватное профессиональное поведение».

Но ущерб уже был нанесен. Несмотря на остракизм Уэйкфилда от медицинского сообщества и его рассекреченные обманы - не говоря уже о многочисленных научных исследованиях, которые не нашли какую-либо связь вообще между вакцинами и аутизмом - он поощрил преданных поклонников в США. Назло, безответственные и невежественные знаменитости ухватились за его ложь, используя свой доступ к средствам массовой информации для распространения теорий заговора и пропаганды против прививок.

В результате, число прививок продолжает снижаться - и в некоторых обществах, особенно в Калифорнии и Орегоне, они упали с дикой скоростью. С 1996 по 2015 год, произошло шестикратное увеличение в количестве отказов от вакцин у студентов, поступающих в начальную школу в Калифорнии. Это способствовало распространению не только кори, но и коклюша и паротита.

Родители утверждают, что прививки, как и все другие решения о том, как вырастить и заботиться о своих детях, должны быть в конечном счете только их решением. Но, когда дело доходит до вакцинации, недальновидность одной семьи может означать болезнь или даже смерть в чужой.

Когда достаточное число членов сообщества привиты, создается своего рода «буферный иммунитет», добавляя дополнительный слой защиты для вакцинированных лиц, и в тоже время защиту для тех, кто не имеет право на конкретные вакцины, таких как малышей или людей с ослабленной иммунной системой - лиц, для которых риск смертности в заболеваниях самый высокий. Это явление называется «коллективный иммунитет» и это было важно для эффективности вакцины.

Это не первый случай, когда американская общественность позволила страху диктовать государственную политику. Всего несколько месяцев назад, американцы были напуганы, что Эбола может завладеть страной. Вместо того чтобы предоставить ответственное лидерство, такие политики, как губернатор Нью-Джерси Крис Кристи и сенатор Кентукки Рэнд Пол топили панику в попытке заручиться поддержкой в преддверии промежуточных выборов в ноябре прошлого года. Попытки экспертов произвести впечатление на американцев о том, как трудно передается Эбола и насколько маловероятной является эпидемия лихорадки Эбола в США, в значительной степени никто не выслушал.

Сегодня американцы снова отказываются прислушаться к совету экспертов - только на этот раз они действительно сталкиваются с серьезной угрозой. Хуже того, политики, как Кристи и Пол скрыто (и даже не очень секретно), поддерживают родителей, которые предпочитают не прививать своих детей, независимо от научного консенсуса, что такие родители вносят свой вклад в подлинный кризис в области здравоохранения.

Support Project Syndicate’s mission

Project Syndicate needs your help to provide readers everywhere equal access to the ideas and debates shaping their lives.

Learn more

Рэнд Пол, который по иронии судьбы бывший врач, дошел до того, что говорил о тех многих детях, которых он знал, которые страдают «глубокими психическими расстройствами» после того, как они были привиты, тем самым поощряя сторонников анти-вакцинации, которые могли бы поддержать его политически, но не доходя искренне до научной лжи. (Следуя его логике, можно сказать, что прививки также делают людей выше, потому что, в конце концов, почти каждый ребенок, которого я знал подрос с того времени, как его привили).

Научный метод, пожалуй, является самым большим арбитром для истины, который человечество когда-либо создало. Мы должны верить в него, чтобы помочь разобраться в нестабильном мире, и помочь нам определить, как лучше заботиться и защищать наших детей и нас самих. Когда родители разрешают - или, что еще хуже, поощряют - выбирать страх над наукой, мы все платим за этот выбор вместе.