Brexit Dan Kitwood/Getty Images

Значение Brexit

НЬЮ-ЙОРК – Brexit голосование было тройным протестом: против растущей иммиграции, банкиров Лондонского Сити и институтов Европейского Союза, именно в этом порядке. Это будет иметь серьезные последствия. Кампания Дональда Трампа на пост президента США получит огромный толчок, также, как и другие антииммигрантские политики-популисты. Более того, выход из ЕС нанесет ущерб Британской экономике, и вполне может подтолкнуть Шотландию покинуть Соединенное Королевство – не говоря уже о последствиях Brexit на будущее Европейской интеграции.

The Year Ahead 2018

The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

Order now

Brexit является тем самым эпохальным событием, свидетельствующим о необходимости нового вида глобализации, которая могла бы быть значительно лучше, чем статус-кво, который был отклонен на Британских выборах.

По своей сути, Brexit отражает явление, распространенное в мире с высоким уровнем доходов: растущую поддержку популистских партий, выступающих за ужесточение иммиграции. Примерно половина населения в Европе и Соединенных Штатах, в основном избиратели из рабочего класса, считают, что иммиграция ушла из-под контроля, создавая тем самым угрозу общественному порядку и культурным нормам.

В мае, в самый разгар кампании Brexit, сообщалось о том, что в Великобритании, в 2015 году, чистая иммиграция составила 333,000 человек, это более чем в три раза превышает ранее объявленный правительством уровень в 100,000 человек. Эта новость пришла на пике Сирийского кризиса беженцев, террористических атак со стороны сирийских мигрантов и разочаровавшихся детей первых иммигрантов, а также получивших широкую огласку сообщений о нападениях мигрантов на женщин и девочек в Германии и в других странах.

В США, сторонники Трампа аналогичным образом выступают против находящихся в стране лиц без документов, насчитывающих 11 миллионов, главным образом латиноамериканцев, которые в подавляющем большинстве живут мирной и продуктивной жизнью, но без соответствующих виз или разрешений на работу. Для многих сторонников Трампа, решающим фактором недавнего нападения в Орландо является то, что преступник был сыном мусульманских иммигрантов из Афганистана и действовал во имя антиамериканских настроений (хотя совершение массового убийства с автоматическим оружием в руках это, увы, слишком по-американски).

Предупреждения, что Brexit приведет к снижению уровня доходов, либо были сразу отвергнуты, ошибочно расцененные как подстрекательство, либо сопоставлены с повышенным интересом Уходящих в пограничном контроле. Вместе с тем, одним из главных факторов была имплицитная классовая борьба. Избиратели со стороны рабочего класса за “Выход” рассудили, что большую часть или потерю всего дохода, в любом случае понесут богатые, главным образом презираемые банкиры Лондонского Сити

Американцы презирают Уолл-стрит и его жадное и часто преступное поведение, по крайней мере, так же сильно, насколько Британский рабочий класс презирает Лондонский Сити. Это, также, предполагает преимущество для кампании Трампа, в ноябре, над его противником Хиллари Клинтон, чья кандидатура в значительной степени финансируется за счет Уолл-стрит. Клинтон следовало бы принять это к сведению и отдалиться от Уолл-стрита.

В Великобритании эти два мощных политических течения – отказ от иммиграции и классовая борьба – присоединились к широко распространенному мнению, что институты ЕС являются недееспособными. Это действительно так. Достаточно лишь привести в качестве примера последние шесть лет неэффективного управления Греческим кризисом эгоистичными, недальновидными Европейскими политиками. По вполне понятным причинам, продолжающейся в еврозоне суматохи, было достаточно, чтобы потерять интерес миллионов Британских избирателей.

Краткосрочные последствия Brexit уже ясны: фунт упал до минимального уровня 31-летней давности. В ближайшее время, Лондон Сити столкнется с серьезными неопределенностями, потерей рабочих мест, а также обвалом бонусов. Цены на недвижимость в Лондоне успокоятся. Возможный долгосрочный эффект домино в Европе огромен, включая вероятную независимость Шотландии; возможна независимость Каталонии; отказ от свободного передвижения людей в рамках ЕС; стремительный рост антиммиграционных политик (включая возможное избрание Трампа, и Марин Ле Пен во Франции). Другие страны могли бы провести свои собственные референдумы, при этом некоторые из них могут выбрать выход из ЕС.

В Европе, призыв наказать Великобританию, чтобы другим было неповадно – для предостережения тех, кто планирует подобное – уже растет. Это европейская политика в своем глупейшем проявлении (которая, также, в значительной степени демонстрируется по отношению к Греции). Вместо этого, оставшийся ЕС должен, проанализировать свои очевидные промахи и их исправить. Наказание Великобритании – скажем, отказом ей в доступе к единому Европейскому рынку – привело бы лишь к дальнейшему разрушению ЕС.

Так, что же необходимо сделать? Я хотел бы предложить ряд мер, как для снижения рисков катастрофических ответных цепных реакций в краткосрочной перспективе, так и для извлечения максимальной выгоды от реформы в долгосрочной перспективе.

Во-первых, остановить волну беженцев путем немедленного прекращения Сирийской войны. Это может быть достигнуто путем прекращения альянса ЦРУ – Саудовская Аравия, с целью свержения Башара Асада, что позволит Асаду (при помощи российской и иранской поддержки), победить Исламское Государство и стабилизировать Сирию (с подобным подходом в соседнем Ираке). Зависимость Америки к смене режима (в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии) является глубокой причиной кризиса беженцев в Европе. Положить конец зависимости, и недавние беженцы могли бы вернуться домой.

Во-вторых, остановить расширение НАТО в Украине и Грузии. Новая Холодная война с Россией, еще один промах, придуманный США с приложенной полной европейской наивностью.  Прекращение расширения НАТО позволило бы ослабить напряженность и нормализовать отношения с Россией, стабилизировать Украину, и восстановить пристальное внимание к Европейской экономике и Европейскому проекту.

В-третьих, не наказывать Британию. Вместо этого, контроль на границах государств ЕС, чтобы остановить нелегальных мигрантов. Это не ксенофобия, расизм или фанатизм. Это здравый смысл, что страны с наиболее щедрыми условиями социального обеспечения в мире (Западная Европа) должны сказать нет миллионам (в действительности сотням миллионов) потенциальных мигрантов. То же самое можно сказать и о США.

В-четвертых, восстановить чувство справедливости и возможности для недовольного рабочего класса и тех, чьи средства к существованию были сведены на нет финансовыми кризисами и аутсорсингом рабочих мест. Это означает, следовать социально-демократическому этосу, продолжать значительные социальные расходы на здравоохранение, образование, обучение, профессиональное обучение и поддержку семьи, финансируемых за счет налогообложения богатых и закрытия налоговых убежищ, которые потрошат государственные доходы и обостряют экономическую несправедливость. Наконец, это также означает, дать облегчение долгового бремени Греции, тем самым положив конец затянувшемуся кризису еврозоны.

В-пятых, сосредоточить ресурсы, в том числе дополнительную помощь, на экономическое развитие, а не войны, в странах с низким уровнем дохода. Неконтролируемая миграция из сегодняшних бедных и охваченных конфликтами регионов станет непреодолимой, несмотря на проводимые политики в области миграции, если изменение климата, крайняя нищета и отсутствие навыков и образования подрывают потенциал развития Африки, Центральной Америки и Карибского бассейна, Ближнего Востока и Центральной Азии.

Все это подчеркивает необходимость перехода от стратегии войны к стратегии устойчивого развития, особенно в США и Европе. Стены и заборы не остановят миллионы мигрантов, бегущих от насилия, крайней нищеты, голода, болезней, засухи, наводнений и других недугов. Это может сделать только сотрудничество на глобальном уровне.

http://prosyn.org/AwK6fBv/ru;
  1. An employee works at a chemical fiber weaving company VCG/Getty Images

    China in the Lead?

    For four decades, China has achieved unprecedented economic growth under a centralized, authoritarian political system, far outpacing growth in the Western liberal democracies. So, is Chinese President Xi Jinping right to double down on authoritarianism, and is the “China model” truly a viable rival to Western-style democratic capitalism?

  2. The assembly line at Ford Bill Pugliano/Getty Images

    Whither the Multilateral Trading System?

    The global economy today is dominated by three major players – China, the EU, and the US – with roughly equal trading volumes and limited incentive to fight for the rules-based global trading system. With cooperation unlikely, the world should prepare itself for the erosion of the World Trade Organization.

  3. Donald Trump Saul Loeb/Getty Images

    The Globalization of Our Discontent

    Globalization, which was supposed to benefit developed and developing countries alike, is now reviled almost everywhere, as the political backlash in Europe and the US has shown. The challenge is to minimize the risk that the backlash will intensify, and that starts by understanding – and avoiding – past mistakes.

  4. A general view of the Corn Market in the City of Manchester Christopher Furlong/Getty Images

    A Better British Story

    Despite all of the doom and gloom over the United Kingdom's impending withdrawal from the European Union, key manufacturing indicators are at their highest levels in four years, and the mood for investment may be improving. While parts of the UK are certainly weakening economically, others may finally be overcoming longstanding challenges.

  5. UK supermarket Waring Abbott/Getty Images

    The UK’s Multilateral Trade Future

    With Brexit looming, the UK has no choice but to redesign its future trading relationships. As a major producer of sophisticated components, its long-term trade strategy should focus on gaining deep and unfettered access to integrated cross-border supply chains – and that means adopting a multilateral approach.

  6. The Year Ahead 2018

    The world’s leading thinkers and policymakers examine what’s come apart in the past year, and anticipate what will define the year ahead.

    Order now