16

Патриотизм в эпохе глобализации

ЛОНДОН – Новая линия разлома в политике, по мнению Марин Ле Пен, лидера французской крайне-правой партии «Национальный Фронт», находится между глобалистами и патриотами. Линия представляет собой аргумент, аналогичный тому, который применяется евроскептиками в Соединенном Королевстве и Республиканским кандидатом в президенты Дональдом Трампом в Соединенных Штатах. Однако, он настолько же ложный, насколько и опасный.

Судя по результатам второго (заключительного) тура региональных выборов во Франции 13 декабря, кажется, что французские избиратели, по крайней мере, решительно не согласны с этим аргументом. В этом туре, 73% голосов были отданы конкурентам партии «Национальный фронт», лишая партии даже одной победы.

Ле Пен обвинила ведущие партии в том, что они сплотились против нее и посчитала их сотрудничество отрицанием демократии. Ее аргумент является, конечно, классическим примером притворного пренебрежения: ведь вся суть в двух турах голосования, это чтобы система заставила партии и их сторонников добиваться консенсуса и сформировать партнерские отношения. До тех пор, пока Национальный Фронт не найдет способ добиться союзников, он не сможет достичь электорального прорыва. (То же самое, скорее всего, произойдёт и в ситуации Дональда Трампа.)

Однако, нельзя сказать, что претензия Ле Пен – что те, кто голосуют за ее партию являются единственными истинными патриотами – следует просто игнорировать. Она сосредоточилась на очень сильной идее, у которой есть потенциал привлечь сторонников из других партий. Именно поэтому эта идея должна быть опровергнута, как во Франции, так и в других местах. Предположение, лежащее в основе такой националистической полемики – что страна больше заинтересована в закрытости, чем открытости – крайне опасное.