10

Эра ответного террора

НЬЮ ДЕЛИ – Как известно, мировые державы часто вмешиваются, открыто и скрытно, чтобы свергнуть правительства других стран, установить гибкие режимы, а затем поддерживают эти режимы даже военными действиями. Но, чаще всего, то, что кажется хорошей идеей в краткосрочной перспективе, часто приводит к катастрофическим, непредвиденным последствиям, когда вмешательство приводит к растворению стран в конфликте, а интервенционные силы превращаются в цели насилия. Эта последовательность сегодня очевидна, поскольку страны, которые вмешались на Ближний Восток, сталкиваются с резким увеличением числа террористических атак.

В прошлом месяце, Салман Рамадан Абеди – 22-летний сын ливийских иммигрантов, родившийся в Великобритании – совершил теракт-самоубийство на концерте американской поп-звезды Арианы Гранде в Манчестере, Англия. Взрыв - самый серьёзный террористический акт в Соединенном Королевстве более чем за десятилетие – можно охарактеризовать только как ответную реакцию на деятельность Великобритании и ее союзников в Ливии, где внешняя интервенция породила воинственные террористические прибежища.

Великобритания не только активно помогала джихадистам в Ливии; она призывала иностранных боевиков, включая Британских ливийцев, принять участие в операции под руководством НАТО, которая свергла режим полковника Муаммара эль-Каддафи в 2011 году. Среди этих бойцов был отец Абеди, давний член Ливийской исламской боевой группы, связанной с “Аль-Каидой”, чьи деятели были заключены в тюрьму или принудительно изгнаны, во время правления Каддафи. Старший Абеди вернулся в Ливию шесть лет назад, чтобы сражаться вместе с новой исламистской милицией, поддерживаемой Западом, известной как Бригада Триполи. Его сын совершил атаку в Манчестер-Арене, буквально после своего недавнего возвращения из Ливии.

Это не был первый случай, когда бывший “исламский святой воин” передал джихадизм своему сыну, рожденному в Западном мире. Омар Саддики Матейна, который совершил расстрел в ночном клубе “Пульс”, в июне прошлого года в Орландо, штат Флорида, – самый кровавый однодневный массовый расстрел в истории США, – также был вдохновлен своим отцом, который воевал в рядах моджахедов, поддерживаемых СШ��, вытеснивших Советский Союз из Афганистана в 1980 годы.

Фактически, деятельность Соединенных Штатов в Афганистане в то время, может быть единственным источником сегодняшнего ответного удара терроризма. При помощи Пакистанской межведомственной службы разведки и денег Саудовской Аравии, ЦРУ организовало то, что остается крупнейшей тайной операцией в его истории, обучив и вооружив тысячи антисоветских повстанцев. США также потратили 50 миллионов долларов на проект “грамотности джихада”, чтобы вдохновить афганцев на борьбу с советскими «неверными» и представить партизан, обученных ЦРУ, в качестве “святых воинов”.

Однако, после ухода Советов, многие из этих святых воинов закончили формированием аль-Каиды, талибов и других террористических групп. Некоторые из них, такие как Усама бен Ладен, остались в Афганистане и Пакистане, превратив их в базу для организации международного терроризма, как атака 11 сентября 2001 года в США. Другие вернулись в свои родные страны – от Египта до Филиппин – для проведения террористических кампаний против того, что они считают правительствами, испорченными Западом. “Мы помогли создать проблему, с которой мы в настоящее время ведем борьбу”, – признала в 2010 году Хиллари Клинтон, в то время госсекретарь США.

Вместе с тем США, – в действительности, весь Запад, – похоже, не выучили этот урок. Сама Клинтон сыграла важную роль в уговорах сомневающегося Президента Барака Обамы поддержать военные действия по свержению Каддафи в Ливии. В результате, как президента Джорджа Буша помнят за разрушение Ирака, одним из центральных наследий Обамы является хаос в Ливии.

В Сирии, ЦРУ снова поддерживает якобы “умеренные” джихадистские группировки повстанцев, многие из которых имеют связи с такими группами, как “Аль-Каида”. Россия, со своей стороны, поддерживает своего клиента, президента Башара аль-Асада, и испытала на себе ответный удар, примером которого является сбитый Российский авиалайнер в 2015 году над Синайским полуостровом. Россия также пытается использовать Талибан, чтобы прекратить военное вмешательство США в Афганистане.

Что касается Европы, две джихадские цитадели – Сирия и Ливия – стоят сейчас у ее порога, а ответный удар ее прошлым интервенциям, примером чему служат террористические атаки во Франции, Германии и Великобритании, усиливается. Между тем, любимый сын Бен Ладена, Хамза бен Ладен стремится возродить глобальную сеть Аль-Каиды.

Безусловно, региональные державы также имеют много общего с тем, чтобы увековечить цикл хаоса и конфликтов на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия, возможно, поссорилась с другим государством финансирующим джихад, Катаром, но она продолжает участвовать в жестокой войне с Ираном в Йемене, которая привела эту страну, ​​как Ирак и Ливию к грани распада государства.

Более того, со второй половины Холодной Войны, Саудовская Аравия была главным экспортером нетерпимого и экстремистского Ваххабитского Ислама. Западные державы, которые рассматривали ваххабизм как противоядие коммунизму и шиитской “революции” 1979 года в Иране, молчаливо его поощряли.

В конечном счете, ваххабитский фанатизм стал основой современного Суннитского исламистского террора, а самой Саудовской Аравии сегодня угрожает ее собственное детище. Пакистан – еще одно крупное государство спонсор терроризма, – также пожинает плоды своих действии, чередой террористических атак.

Настало время для нового подхода. Признавая, что вооружение или поддержка радикалов исламистов в любом случае в итоге подпитывает международный терроризм, следует избегать таких прагматичных альянсов. В целом, западные державы вообще должны противостоять соблазну вмешательства. Вместо этого, они должны систематически дискредитировать то, что Премьер-министр Британии Тереза ​​Май назвала “дьявольской идеологией исламистского экстремизма”.

На этом фронте, Президент США Дональд Трамп уже отправил неверный посыл. В своей первой зарубежной поездке, он посетил Саудовскую Аравию, декадентскую теократию, где, по иронии судьбы, он открыл Глобальный центр по борьбе с экстремистской идеологией. Поскольку США и их союзники продолжают сталкиваться с террористической ответной реакцией, будем надеяться, что Трамп опомнится и поможет превратить, казалось бы, бесконечную Войну с террором, которую Буш начал в 2001 году в битву, которая действительно может быть выиграна.