Малайя и Шри-Ланка: общинная политика или межобщинная война?

Жестокая война террора в Шри-Ланка, во время которой и возникло такое страшное явление как террористы-самоубийцы, казалось, начала утихать в последнее время. Однако борьба за власть между президентом Чандрикой Кумаратунга и премьер-министром Ранилом Викремесингхе, а также раскол в рядах мятежных "Тамильских тигров" грозит возобновлением насилия. Политическое соперничество обострилось недавно, когда президент, обеспокоенная тем, что ее соперник премьер-министр проявляет "излишнюю мягкость" в отношении тамильских тигров, отправила в отставку трех министров и взяла их функции на себя. Сейчас она распустила парламент и назначила новые выборы на апрель - тремя годами раньше положенного срока.

Пережив войну в Малайе 1947-1960 годов, я часто думаю над тем, почему положить конец войне в Шри-Ланка оказалось настолько сложнее, чем в Малайе. На первый взгляд между войнами в этих странах имеется определенное сходство. В Малайе этнические китайцы воевали против британских и малайских войск и полиции, что можно отчасти сравнить с борьбой тамилов против сингалов в Шри-Ланка. Подобно тамильским тиграм малайских коммунистов называли террористами, но количество жертв, вызванных их действиями, невелико по сравнению с массовыми убийствами, учиненными обеими сторонами во время войны в Шри-Ланка.

В те годы этнические конфликты в Малайзии привели к общественным беспорядкам, во время которых погибли как китайцы, так и малайцы. Однако этим беспорядкам не позволили перерасти в открытую межобщинную бойню, как это часто происходит в Шри-Ланка.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/xIVtphA/ru;