10

Волшебная палочка для Франции?

ВАШИНГТОН, округ Колумбия – В прошлом месяце, Эммануэль Макрон достал из избирательной шляпы пресловутого кролика. Вопреки всему, независимый центрист  выиграл французское президентство с убедительным запасом, обыграв правого популиста Марин Ле Пен – и одержав на этом пути победу над старой гвардией  французского истеблишмента. Теперь, для своего последнего трюка, Макрон, похоже, должен обеспечить подавляющее большинство во Французской Национальной Ассамблее.

Но является ли политический новичок Макрон, больше чем избирательный волшебник, будет зависеть от успеха или провала экономической программы, которую примет его правительство.

Победа Макрона, несомненно успокоила друзей Франции и объединенной Европы. И в первые дни его президентства, французская общественность стоит за ним;  согласно недавним опросам его рейтинг одобрения составляет 62%. Однако доброжелательное отношение может быстро рассеяться, поэтому Макрон должен капитализировать свой ранний мандат путем проведения реформ по финасовой политике, налогообложению, рынку труда и образованию, и это лишь некоторые области, в которых уже давно пора внести изменения.

Самыми насущными проблемами Франции являются анемичный рост и неадекватное создание рабочих мест. За последние 12 лет, ВВП Франции увеличился всего лишь на 1% в год, меньше, чем посредственный всплеск в Европейском союзе в целом, в то же время, уровень безработицы колеблется чуть выше 10%. Только пять стран ЕС – Хорватия, Италия, Кипр, Испания и Греция – имеют более высокий уровень безработицы.

Поэтому Макрон в течение первого пятилетнего срока должен сосредоточиться на повышении роста ВВП Франции до среднего уровня не менее 2% в год и сокращении безработицы до уровня ниже 6%. Самым простым способом для достижения обеих целей, было бы уделить основное внимание тем вопросам, в которых Франция отстает от других стран ЕС.

Часть проблемы безработицы связана со скрытыми расходами. Франция имеет одни из самых высоких уровней почасовой оплаты труда в ЕС, и закономерным следствием является слабый найм на работу. С ростом неравенства многие французы справедливо обеспокоены тем, что труд облагается налогом гораздо больше, чем доход от прироста капитала. Действительно, во Франции налоги на заработную плату составляют 19% от ВВП, что намного превышает средний показатель ЕС в 13%. Это особенно пагубный налог, потому что от него страдают только работодатели. Поэтому он должен стать первым налогом, который Макрон должен сократить.

Точно так же, государственные расходы, составляющие 57% ВВП, являются самыми высокими в ЕС, где средний показатель составляет 47%. Это бремя является чрезмерным и значительно затрудняет экономический рост. Правительству следует работать над сокращением этих расходов (в частности, раздутыми программами социальной защиты), по меньшей мере на один процентный пункт в год.

Корпоративные налоги – еще одна область, созревшая для реформы. При ставке в 33%, во Франции один из самых высоких корпоративных налогов на прибыль в Европе. Но ее доходы от этих налогов, 2,6% от ВВП, соответствуют среднему показателю ЕС. Франция могла бы себе позволить снизить ставку налога на прибыль до 25%, как предложил Макрон, не теряя при этом значительных налоговых поступлений.

Франция выбивается из ряда практически по всем фискальным показателям (наряду с Финляндией и Бельгией, которые в последние годы также неэффективны. И учитывая что Франция, теперь это кажется очевидным, не смогла воспользоваться свободной политикой, Макрон должен быть в состоянии установить консенсус между сокращением налогов и расходами. Действительно, снижение фискального бремени на экономику станет ключом к тому, чтобы изменить существующее положение вещей.

Но Франции, также необходимы более сложные структурные реформы, наиболее актуальной из которых является либерализация и упрощение сложного трудового законодательства страны, которое осложняет прием и увольнение работников. Наиболее уязвимыми чаще всего являются те, кто наименее интегрирован в экономику, особенно молодежь и иммигранты. Большинство Европейских стран сталкивается с этой проблемой, но уровень безработицы среди Французской молодежи составляет 26%, что значительно выше, чем в среднем по ЕС, с 19,6%. Для смягчения или даже предотвращения забастовок и протестов, упрощение трудового кодекса необходимо обсудить с социальными партнерами.

И наконец, в особом внимании нуждается система образования Франции. ОЭСР дает французским старшеклассникам лишь среднюю оценку среди развитых стран мира. Франция, как и многие другие Европейские страны, имеет много возможностей для улучшения подготовки молодежи к выходу на рынок труда.

Ситуация с Французскими университетами выглядит еще хуже. Согласно Times Higher Education Supplement, который оценивает университеты со всего мира, лучший университет Франции, Высшая педагогическая школа, занимает всего лишь 66 место в мире. Без реформы высшего образования Франция, не может даже близко конкурировать с Британскими и Американскими институтами.

Французское правительство может провести все эти реформы в одностороннем порядке, без ЕС. Но ЕС мог бы помочь экономике Франции, путем продвижения различных рынков. Свободная торговля услугами является одной из первоначальных четырех свобод ЕС; однако, сегодня, единый рынок услуг работает плохо. Франция может многое выиграть от дальнейшей либерализации на внутреннем рынке услуг. А цифровой рынок ЕС – это золотое дно, которое ждет своего победителя, хотя участие Франции на удивление ограничено. Расширение доступа к венчурному капиталу, который облегчит либерализацию финансовых услуг, могло бы также помочь.

Победа Макрона – и вероятная парламентская внушительная победа его партии Вперед Республика (LREM) – предоставила Франции прекрасную возможность. Но, учитывая цель и масштаб необходимых реформ, политический медовый месяц президента будет коротким. Он должен быстро предоставить результаты, иначе его магия скоро рессеется, и французские избиратели заставят его исчезнуть.