1

Лондон против Еврозоны

ЛОНДОН. С тех пор как Великобритания присоединилась к Европейскому экономическому сообществу в 1973 году, после того как Франция сняла вето Шарля де Голля на ее участие в этой организации, отношения Британии с процессом европейской интеграции были напряженными. Британцы с неохотой причисляют себя к европейцам из-за исторических и культурных причин.

На протяжении столетий британская внешняя политика стремилась избежать постоянных европейских затруднительных ситуаций; но самым главным направлением было предотвращение доминирования одной континентальной державы, особенно если такой державой стала бы Франция. Тем временем, британцы колонизировали значительную часть земного шара. Позже, после заката империи, они попытались сохранить свои «особые отношения» с Соединёнными Штатами. Присоединение к Европейскому Союзу было не подтверждением их веры в европейскую интеграцию, а, скорее, неохотным признанием того, что трансатлантическая стратегия идет своим чередом. Общественное мнение в Великобритании в отношении ЕС с тех пор остается в лучшем случае равнодушным.

В последние годы, избрав отказ от единой валюты и Шенгенской зоны (которая позволяет европейцам пересекать границы без паспортов), Великобритания дистанцировалась от важных инициатив ЕС. Тем не менее, премьер-министр Дэвид Кэмерон удивил всех, наложив вето на новый договор ЕС от 9 декабря, первое вето Великобритании с момента вступления в Союз, бросив остальные 26 государств-членов продвигаться в направлении большей налогово-бюджетной интеграции своими силами. Что более удивительно, переговоры разладились из-за каких-то тайных подробностей финансового регулирования.

Например, Кэмерон хотел «вычеркнуть» предложение подвергнуть запланированную директиву Схемы гарантирования вкладов процедуре принятия квалифицированным большинством (подразумевается, что ни одно государство-член не будет иметь права вето). Кэмерон также возражал против требования, чтобы финансовым компаниям третьих стран в Лондоне, не ведущим бизнес в других странах ЕС, будет необходимо иметь «единый паспорт», который позволит им действовать в любом государстве-члене, что, однако, также требовало бы от них соблюдения европейских законов.