0

Жизнь в оккупации

Ральф Дарендорф

Когда я слышу выступления американцев, как, например, секретаря по национальной безопасности Соединенных Штатов Кондолизы Райс, сравнивающих оккупацию Ирака с положением Германии (а иногда и Японии) после второй мировой войны, на меня наплывают далекие воспоминания своего собственного детства, когда я был сам свидетелем всего происходящего. Ведь в то время, на протяжении двенадцати месяцев после безоговорочной капитуляции нацистского режима Гитлера в мае 1945 года, мою жизнь затронула смена оккупационных режимов России, Америки и Великобритании. Иногда мне кажется, что я стал экспертом в сравнительном анализе оккупационных режимов.

Главный вывод, который я сделал из подобного опыта, заключается в следующем: все зависит от того, кто является оккупационной властью. Когда советские войска в конце апреля 1945 года вошли в Берлин, многие из нас вышли к ним навстречу с приветствиями. Подобный энтузиазм быстро закончился.

Однажды танки Красной армии свернули с главной дороги и направились в сторону нашего квартала прямо на толпу людей. Когда толпа рассеялась, солдаты начали мародерствовать, насиловать и грабить. Это продолжалось всего несколько дней, но страх перед советской оккупацией остался навсегда, даже когда советские солдаты начали распределение продовольствия среди населения и организовали зачатки администрации. Вскоре стало ясно, что фактически была создана новая диктатура взамен свергнутой.