0

Жизнь как на вулкане

В то самое время как я пишу это, жестокие столкновения с полицией продолжаются почти две недели в пригородах Парижа и других французских городов, и каждую ночь сгорает около 1000 машин. Так почему это происходит? И как далеко это может зайти?

Существование тысяч безработных молодых людей, не имеющих дохода или корней, ничем не занятых и знающих только путь насилия для выражения своего стремления к признанию, не является исключительно французским явлением. Все помнят массовые беспорядки в 1960-х годах в американских городах Уоттс, Ньюарк и Детройт или в Великобритании в начале 1980-х годов в Ливерпуле или же в последние годы в Бредфорде, Олдеме и Бернли. 20 лет назад во Франции так же имели место беспорядки близ Лиона. Таким образом, очень важно различать, что свойственно многим развитым странам и что характерно исключительно для Франции.

Все развитые страны претерпели глубокие изменения за последние 30 лет. Мы перешли от управленческого к акционерному капитализму, от экономики с большой степенью государственного вмешательства к гораздо менее регулируемым рынкам, от активной и экспансивной социальной политики 1960-х и 1970-х годов к миру, в котором подобные расходы постоянно сокращаются.

И хотя богатство увеличивается – ВВП вырос больше чем в два раза за последние 50 лет – доля заработных плат в общей сумме сократилась на 10%, в то время как миллионы богатых людей стали гораздо богаче. Во всех странах это означало массовое обнищание наименее благополучной части населения. В богатых странах снова появилась массовая нищета, казалось бы, полностью искорененная к 1980-м годам. Доступ к хорошему образованию и даже в большей степени к рынку труда становится все более и более ограниченным для многих молодых людей, особенно выходцев из бедных семей или семей с родителем-одиночкой, а также представителей национальных, религиозных и языковых меньшинств.