0

Живя прошлым

ЛОНДОН. Недавно я участвовал в публичных дебатах с Полом Китингом, бывшим премьер-министром Австралии. Он интересный человек, истинный интеллектуал, призываемый своими внутренними искусителями подвергнуть суровой критике всех, кто недостаточно уверен в его трансформационной роли в политике Австралии, и разоблачить то, что он считает чепухой или выдумками.

Из-за этого он часто противоречит сам себе, но это может послужить и образовательной цели. Например, недавно он опровергнул идею о том, что австралийские жертвы Галлипольской кампании 1916 г. во время Первой мировой войны так или иначе повлияли на формирование его народа и укрепили его независимость. Для него австралийцы сформировались как нация позже – в битве в г. Кокода, часто называемом австралийскими Фермопилами, когда небольшая группа новобранцев сдерживала наступление японской армии, которая, казалось бы, должна была захватить Порт-Морсби – столицу Папуа-Новой Гвинеи и, тем самым, создать реальную угрозу австралийскому континенту. Китинг полагал, что именно битва в г. Кокода явилась подлинным рождением независимой Австралии, переставшей быть неким колониальным придатком Британии, созданным для осуществления имперской политики в Юго-Восточной Азии.

Я никогда бы не осмелился усомниться в чутком отношении австралийцев к своей истории. Мне слишком сильно нравится их страна, чтобы так поступить. Но замечания Китинга поднимают важнейшую проблему исторической науки, тесно связанную с чувством национального самосознания, которое сплачивает любое общество.

Большинство стран выдумывают, по крайней мере, часть своей истории; или просто обеляют те факты, которые расходятся с их героическим представлением о самих себе. В моей собственной стране, например, многое из того, что означает быть «британцем», было придумано. Сделано это было для того, чтобы приучить Шотландию в 18 веке к идее правления из Англии, а также чтобы убедить всех жителей Великобритании, что им не следует возражать против того, чтобы ими правили германские короли.