41

Маленькая Англия и не очень великая Британия

АМСТЕРДАМ – Будучи англо-голландцем – моя мать из Британии, а отец из Голландии – я не могу воспринимать выход Великобритании из ЕС (Брексит) иначе как лично. И хотя я не принадлежу к числу отъявленных евроэнтузиастов, но без Британии Евросоюз выглядит так, будто он потерял жизненно важный орган в ужасной аварии.

Не всех моих сограждан это огорчило. Голландский демагог Герт Вилдерс, выступающий против ЕС и мусульман, написал в «Твиттере»: «Ура британцам! Теперь наша очередь». Такого рода настроения тревожат больше (и они более зловещи), чем последствия Брексита для будущего британской экономики. Стремление к разрушению может быть заразным.

Имидж Великобритании изменился буквально за одну ночь. Более 200 лет Британия являлась безусловным идеалом свободы и терпимости (по крайней мере, для многих европейцев; индийцы могут иметь несколько иное мнение по этому поводу). Англофилы восхищались Британией по многим причинам, в частности, из-за её относительной открытости для тех, кто бежал от нелиберальных режимов на континенте. Это было место, где человек еврейского (сефардского) происхождения – Бенджамин Дизраэли – мог стать премьер-министром. А в 1940 году страна фактически в одиночку противостояла Гитлеру.

Родившийся в Венгрии писатель Артур Кёстлер, бывший коммунист, знавший всё о европейских политических катастрофах и едва не казнённый испанскими фашистами, бежал в Британию в 1940 году. Принявшую его страну он назвал «Давосом для внутренне контуженых ветеранов тоталитарной эпохи».