buruma149_AnthonyKwanGettyImages_hongkongpolicevandalism Anthony Kwan/Getty Images

Пределы возможностей массовых протестов в условиях диктатуры

ЛОНДОН – Гонконг – это не Пекин. А 1 июля 2019 года – это не 4 июня 1989 года. Прежде всего, в 1989 году насилие в Китае почти целиком исходило со стороны властей; длившиеся несколько недель демонстрации в Пекине и других городах оставались всё время поразительно мирными. Практически так же было и в Гонконге, пока небольшая группа юных протестующих не потеряла хладнокровие и не устроила погром в здании Законодательного совета с фомками и кувалдами.

Массовые демонстрации, охватившие Гонконг в последние недели, были спровоцированы законопроектом, который разрешал экстрадицию из города в материковый Китай. Но этот закон был отозван на неопределённое время уже после первых протестов. С тех пор продолжение демонстраций мотивировалось гневом против ужесточающихся ограничений, которые навязывает Коммунистическая партия Китая (КПК).

Протесты на площади Тяньаньмэнь в 1989 году начинались как обращение в адрес КПК с призывом обуздать коррупцию среди чиновников и предоставить более широкие гражданские свободы – те самые свободы, которыми уже пользовалось население Гонконга (даже при колониальном правлении). Китайское правительство обещало, что эти свободы в Гонконге будут сохраняться после того, как Британия передала контроль над городом 1 июля 1997 года. Сегодня это обещание оказалось под вопросом.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

https://prosyn.org/EybmgA3ru